26.03.2024 Арбитражный суд г. Москвы вынес Решение по делу Биттерия (№ А40-306742/23-121-1756), в рамках которого рассматривался вопрос о включении расходов на приобретение исключительных прав на программное обеспечение в таможенную стоимость ввозимых товаров.

 Как следует из судебного акта, ООО «Биттерия» (далее – «Общество») в 2020-2023 гг. ввезло на территорию РФ телекоммуникационное и компьютерное оборудование, оргтехнику, компьютерное оборудование, периферийные устройства. Вместе с указанными товарами по тем же договорам Общество приобрело в собственность программное обеспечение, ключи активации, сертификаты на сервисную поддержку, сертификаты на обучение, сертификаты на техническую поддержку программного обеспечения (далее – «Цифровые продукты»). Переход данных цифровых продуктов в собственность Общества происходил путем использования телекоммуникационных каналов связи - сети Интернет, о чем были составлены акты приема-передачи.

По результатам проверки таможенных, иных сведений, заявленных в таможенных декларациях, Московская таможня пришла к выводу о том, что совершенные Обществом платежи за приобретение Цифровых продуктов являются лицензионными и подлежат включению в таможенную стоимость ввезенных Обществом товаров. Общая сумма доначисленных таможенных платежей составила 362 895 621,53 руб.

Между тем суд первой инстанции поддержал позицию Общества, указав следующее:

  • В случае фактической уплаты покупателем (импортером) товара лицензионных либо иных подобных платежей необходимо выполнение двух условий для их включения в таможенную стоимость ввозимых (ввезенных) товаров: (1) такие платежи относятся к ввозимым товарам; (2) их уплата является условием продажи ввезенных товаров.

  • Таможенное законодательство предусматривает условие о включении в таможенную стоимость ввозимых товаров только для вознаграждения, уплаченного на основании лицензионных и иных подобных договоров.

Таможенный орган ошибочно квалифицировал платежи за Цифровые продукты в качестве лицензионных, поскольку Цифровые продукты приобретаются Обществом у иностранного продавца на основании договоров купли-продажи, то есть отчуждаются в собственность с исключительным правом их использования, а не предоставляются на праве их использования на основании лицензионного договора.

Таким образом, правовых оснований для включения в таможенную стоимость ввезенных товаров платежей за приобретение в собственность Цифровых продуктов не имеется.

  • В любом случае платежи за цифровые продукты не относятся к ввозимым товарам, а их уплата не является условием продажи ввозимых Обществом товаров, поскольку:

 -         Цифровые продукты являются самостоятельным товаром, что обусловлено их формой, позволяющей реализацию единичных экземпляров таких продуктов.

-         Цифровые продукты носят универсальный характер, они не интегрированы во ввозимые Обществом товары и могут использоваться как в отношении товаров, импортированных Обществом, так и в отношении товаров, приобретенных конечными пользователями у иных поставщиков.

-         Договоры купли-продажи, на основании которых поставлялись ввозимые Обществом товары и Цифровые продукты, иные коммерческие документы, не содержат положений, которые (1) связывают продажу Обществу ввозимых товаров с выплатой платежей за приобретение Цифровых продуктов; (2) связывают выплату платежей за приобретение Цифровых продуктов с продажей Обществу ввозимых товаров; (3) обязывают Общество использовать Цифровые продукты в отношении именно ввозимых товаров; (4) позволяют продавцу осуществлять какой-либо контроль за деятельностью Общества, в том числе в части контроля за использованием либо продажей товаров, либо Цифровых продуктов.

-         Стороны договоров купли-продажи не являются взаимосвязанными лицами, то есть не влияют на цену сделки и таможенную стоимость проверяемых товаров за пределами условий, предусмотренными данными договорами.        

  • Кроме того, сами по себе цифровые продукты, передаваемые по электронным каналам связи, не являются объектом таможенного декларирования, что подтверждается письмом ФТС России от 17.03.2006 № 15-14/8524 «О таможенном оформлении информации, передаваемой по сети Интернет», согласно которому законодательство о таможенном деле не предусматривает таможенное оформление информационных продуктов, перемещаемых через таможенную границу РФ по электронным средствам связи.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к выводу о том, что платежи за Цифровые продукты не подлежат включению в таможенную стоимость ввезенных товаров.

Кроме того, суд первой инстанции отдельно признал неправомерным включение в таможенную стоимость ввезенных товаров сумм НДС, уплаченных Обществом в качестве налогового агента с платежей за Цифровые продукты. При этом суд указал на то, что Рекомендуемые мнения ВТамО 4.16 и 4.18 (на которые стандартно ссылаются таможенные органы в обоснование своей позиции) не содержат ни одного упоминания НДС, помимо налога на прибыль, удерживаемого у источника выплаты, то есть не применимы к рассматриваемому предмету спора.

Специалисты налоговой и таможенной практики Nextons имеют обширный опыт консультирования клиентов по вопросам определения таможенной стоимости товаров, в том числе в части необходимости включения в нее сумм уплачиваемых декларантами лицензионных платежей, а также сопровождения споров с таможенными органами как на этапе досудебного урегулирования, так и на этапе судебного разбирательства и будут рады оказать всестороннюю поддержку по данному направлению.