Развитие судебной практики по определению прямого вложения в капитал в целях применения 5% ставки налога на доходы у источника при выплате дивидендов кипрской организации

Print Friendly, PDF & Email

3 мая 2017 г. Арбитражный суд Челябинской области принял решение по делу № А76-20508/2016 по заявлению ПАО «Челябэнергосбыт» (далее – «Общество»).

В рамках данного дела рассматривался вопрос о правомерности применения Обществом 5% ставки налога у источника при выплате дивидендов кипрской организации на основании Соглашения между РФ и Кипром об избежании двойного налогообложения от 05.12.1998 (далее – «Соглашение»).

Как следует из решения, в ноябре 2011 г. кипрской организацией (далее – «Акционер») на вторичном рынке был приобретен и фактически оплачен пакет акций Общества общей стоимостью, превышающей 100 000 долл. США. При выплате в 2012 г. Акционеру дивидендов Общество применило 5% ставку налога у источника, полагая выполненными условия пп. «а» п. 2 ст. 10 Соглашения касательно осуществления Акционером «прямого вложения в капитал» Общества суммы, эквивалентной не менее 100 000 долл. США.

По мнению МРИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Челябинской области (далее – «Инспекция»), Обществом должна была применяться 10% ставка налога согласно пп. «б» п. 2 ст.10 Соглашения ввиду отсутствия осуществления Акционером прямого вложения в капитал, приобретения акций исключительно в целях выведения владения ими в оффшорную зону и намерения воспользоваться льготой по Соглашению, в связи с наличием следующих обстоятельств, сопровождавших приобретение акций Общества:

  • фактическим правом на распоряжение 100% акций Акционера обладает гражданин РФ, входящий в одну группу лиц с Обществом в терминах российского антимонопольного законодательства;
  • источником финансирования приобретения Акционером акций Общества являются заемные средства, предоставленные Акционеру за несколько дней до сделки компанией, зарегистрированной на Британских Виргинских островах (далее – «Займодавец»);
  • Займодавец, в свою очередь, незадолго до сделки получил частичный возврат денежных средств по займу, предоставленному другой российской организации в размере, сопоставимом с выданным Акционеру займом.

Таким образом, денежные средства, «прямо вложенные» Акционером в капитал Общества, имеют российское происхождение, получены в качестве займа через взаимосвязанных лиц, что свидетельствует лишь о формальном выполнении условий для применения предусмотренной Соглашением льготной 5% ставки налога.

Суд не согласился с позицией Инспекции и признал ее решение незаконным, указав, что приобретение Акционером акций Обществом на вторичном рынке на сумму, превышающую 100 000 долл. США, следует рассматривать как «прямое вложение в капитал» для целей применения Соглашения, а поступившие Акционеру по договору денежные средства являются собственностью последнего. Соответственно, правовых оснований для игнорирования данных обстоятельств в целях вывода о необходимости применения ставки 10% не имеется.

В целом, приведенное в данном судебном акте толкование положений Соглашения об осуществлении «прямого вложения в капитал» как распространяющегося на случаи приобретения акций российских организаций на вторичном рынке соответствует многолетней правоприменительной практике. Тем не менее, следование суда такому прямому толкованию с учетом приведенных Инспекцией аргументов касательно источника инвестиций, информации о деятельности Акционера и контролирующих его лицах в условиях крайне негативной практики применения льгот по международным соглашениям об избежании двойного налогообложения в рамках развернутой деоффшоризационной кампании заслуживает, на наш взгляд, особого внимания.

Специалисты налоговой практики Dentons имеют значительный опыт консультирования российских и международных компаний по вопросам применения международных налоговых соглашений и будут рады оказать всестороннюю правовую поддержку в подготовке документов, обосновывающих право на их применение.