Развитие судебной практики по применению концепции лица, имеющего фактическое право на доход (бенефициарного собственника)

Print Friendly

2 августа 2017 года Арбитражный суд Калининградской области принял решение (далее – «Решение») по НПО «Цифровые телевизионные системы» (далее – «Общество») (дело № А21-2521/2017). Решение на данный момент является чуть ли не единственным положительным примером новейшей судебной практики по применению российскими судами концепции «лица, имеющего фактическое право на доход» («бенефициарного собственника»).

Как следует из Решения, Общество привлекало заемное финансирование от компании, зарегистрированной в Гонконге, на основании нескольких договоров займа под 4% годовых. В 2012 году соглашением об уступке прав требования гонконгская компания уступила права требования в пользу кипрской компании. При этом процентная ставка по заемному финансированию была увеличена. Общество включало начисленные проценты в состав расходов по налогу на прибыль.

По мнению налогового органа, Общество неправомерно учитывало проценты в составе расходов, так как задолженность является контролируемой. При этом фактическим получателем процентов по контролируемой задолженности является, по мнению налогового органа, компания, зарегистрированная на о. Джерси и являющаяся материнской по отношению к кипрской компании. Налоговый орган полагал, что компания на о. Джерси, являясь головной холдинговой компанией международной группы компаний, координирует действия компаний группы, принимает решения, несет риски и ответственность, в том числе, за обеспечение исполнения обязательств российских организаций. Поэтому, с экономической точки зрения, учитывая включение показателей отчетности Общества в состав консолидированной отчетности группы, перечисленные средства непосредственно относятся к средствам компании на о. Джерси.

Следовательно, по мнению налогового органа, налог подлежал удержанию Обществом у источника по налоговым ставкам 20% для процентов и 15% – для той части процентов, которая была переквалифицирована в дивиденды в соответствии с правилами недостаточной капитализации.

Общество не оспаривало, что задолженность является контролируемой, однако, посчитало, что проценты причитались кипрской компании. Поэтому, по мнению Общества, подлежало применению российско-кипрское налоговое соглашение, предусматривающее возможность не удерживать российский налог на доходы иностранных организаций при выплате процентов, а в отношении процентов, переквалифицированных в дивиденды, позволяющее применять ставку налога 5% или 10%.

Поддержав позицию Общества, суд исходил, в частности, из следующих обстоятельств:

  • По данным документа, предоставленного аудиторской компанией, кипрская компания израсходовала полученные по займам проценты на свою текущую деятельность, при этом дивиденды в адрес головной холдинговой компании (на о. Джерси) не выплачивались.
  • В отношении начисленных процентов кипрская компания уплачивала налоги в соответствии с кипрским налоговым законодательством.
  • Из представленных в материалы дела документов следует, что с 2011 года кипрская компания начала развивать направление по предоставлению финансовых и инвестиционных средств для компаний по всему миру.
  • Кипрская компания имеет офис и достаточный штат сотрудников.
  • Налоговый орган не представил каких-либо доказательств того, что кипрская компания не могла самостоятельно пользоваться и распоряжаться полученными процентами.
  • Спорные договоры займа не содержат каких-либо ограничительных условий и не свидетельствуют о том, что кипрская компания действует на основании агентского договора, договора поручения, комиссии, либо доверительного управления.
  • Налоговый орган не представил доказательств того, что компания на о. Джерси принимает и несет риски, ответственность, в том числе за обеспечение исполнения обязательств Общества.
  • С учетом примеров кондуитных сделок, указанных в письме Минфина России от 09.04.2014 № 03-00-Р3/16236, налоговый орган не представил доказательств того, что кипрская компания всю или почти всю сумму полученных процентов и дивидендов перечисляла в адрес материнской компании, зарегистрированной на о. Джерси.
  • Налоговый орган не представил доказательств того, что кипрская компания получила заемные средства от компании на о. Джерси.
  • В консолидированной отчетности джерсийской компании не указано, что кипрская компания является контролируемой и зависимой.
  • Сам по себе факт аффилированности компаний или их вхождения в одну группу компаний не является основанием для признания спорной задолженности контролируемой именно материнской компанией группы.

Таким образом, Общество смогло убедить суд в том, что кипрская компания является реально действующим хозяйствующим субъектом, основным направлением деятельности которой является предоставление заемного финансирования. В свою очередь, налоговый орган не представил доказательств того, что проценты по заемным средствам перечислялись в адрес компании на о. Джерси. Данное дело является скорее исключительным примером положительного судебного решения в контексте общей негативной практики российских судов по вопросам, связанным с применением концепции бенефициарного собственника.

Специалисты налоговой практики Dentons имеют значительный опыт сопровождения налоговых проверок по вопросам применения концепции бенефициарного собственника и будут рады оказать содействие в выстраивании стратегии защиты и обжаловании претензий налоговых органов, а также правовую помощь в связи с реструктуризацией международных групп компаний для минимизации риска претензий налоговых органов.