Развитие судебной практики по вопросам применения СОИДН при выплате из Российской Федерации доходов от предоставления в аренду транспортных средств

Print Friendly

Российские налоговые органы продолжают уделять пристальное внимание обоснованности применения соглашений об избежании двойного налогообложения (далее – «СОИДН») при осуществлении платежей из Российской Федерации. Нельзя не отметить проявляемый ими творческий подход к решению профискальных задач, когда любое допускающее неоднозначное толкование законоположение обращается в источник потенциальных налоговых доначислений. Показательным в этой связи является дело ООО «НСХ Азия Дриллинг», недавно рассмотренное Арбитражным судом Пермского края (Решение АС Пермского края от 22.08.2017 по делу № А50-15104/2017).

В рамках данного дела рассматривался вопрос о правомерности освобождения от налогообложения в Российской Федерации платежей, выплачиваемых ООО «НСХ Азия Дриллинг» (далее – «Общество»)  за аренду у контрагента из Республики Казахстан специальных автотранспортных средств на основании ст. 7 Конвенции между Правительством РФ и Правительством Республики Казахстан от 18.10.1996 «Об устранении двойного налогообложения и предотвращении уклонения от уплаты налогов на доход и капитал» (далее – «Конвенция»).

Как следует из материалов дела, в 2015-2016 годах Общество арендовало у контрагента из Республики Казахстан автотранспортные средства с установленным на них технологическим оборудованием для проведения буровых работ без предоставления услуг по управлению и технической эксплуатации. При выплате арендных платежей в пользу арендодателя Общество, руководствуясь п. 1. ст. 7 НК РФ, ст. 7 Конвенции, не удерживало налог на доходы в Российской Федерации в силу того, что такие платежи не были связаны с осуществлением арендодателем предпринимательской деятельности в Российской Федерации через постоянное представительство.

По мнению МРИ ИФНС России по КНП по Пермскому краю (далее – «Инспекция»), в данном случае Общество должно было применять ст. 12 «Роялти» Конвенции и облагать выплачиваемый доход в Российской Федерации по ставке 10%, поскольку термин «роялти» для целей применения Конвенции означает, в том числе, «…, и платежи за пользование или предоставление права пользования промышленным, коммерческим или научным оборудованием». Соответственно, как полагала Инспекция, поскольку арендованная специальная автомобильная техника по своему функциональному назначению является промышленным оборудованием, для целей определения налоговых обязательств выплачиваемый доход следует квалифицировать как роялти.

Суд не согласился с позицией Инспекции и признал ее решение незаконным, указав со ссылкой на международное Соглашение «О принятии единообразных технических предписаний для колесных транспортных средств …» (заключено в г. Женеве 20.03.1958), ГОСТ Р 51709-2001, правовую позицию, изложенную в Постановлении  Президиума ВАС РФ от 18.09.2007 № 5336/07, что неразрывность транспортного средства (автомобильного шасси) и специального оборудования, на нем установленного, не изменяет функционального назначения автомобиля доставлять такое оборудование в определенное место. Специальное оборудование в таком случае выступает специальным грузом, перевозимым транспортным средством, а использование такого оборудования отдельно от транспортного средства невозможно. Соответственно, арендованное Обществом имущество является транспортными средствами и оснований для отнесения его к промышленному оборудованию не имеется.

Интересно в данном случае то, что налогоплательщику не пришлось прибегать к более сложной аргументации в обоснование своей позиции со ссылками на предмет правового регулирования ст. 12 «Роялти» Модельной Конвенции ОЭСР и Комментариев к ней как определяющей объем прав государств-сторон по СОИДН на обложение исключительно доходов от использования прав на результаты интеллектуальной деятельности.

Так, решением Совета ОЭСР от 23.07.1992 «Об изменении Модельной Конвенции» из определения «роялти» для целей ст. 12 Модельной Конвенции были исключены платежи за использование  или предоставление права пользования промышленным, коммерческим или научным оборудованием с отнесением такого рода платежей к прибыли от предпринимательской деятельности (см. п. 9 Комментариев к ст. 12 Модельной Конвенции ОЭСР).

Действующая редакция ст. 12 Конвенции не была приведена в соответствие с указанными изменениями, что создает риски для российских налогоплательщиков, арендующих любые виды оборудования у контрагентов из Республики Казахстан. Отмечаем также, что подобное определение «роялти» c одновременным предоставлением права на обложение выплачиваемого дохода в стране-источнике содержится и в иных СОИДН, заключенных Российской Федерацией, например, с такими странами, как Белоруссия, Болгария, Вьетнам, Греция, Египет, Израиль, Индия, Иран, Индонезия, Киргизия, КНР, Южная Корея, Польша, Португалия, Саудовская Аравия, Словения, Словакия, Сербия, Таиланд, Турция, Хорватия, Черногория, Чехия, Япония. Таким образом, нельзя исключать возникновение подобных споров и в отношении арендных платежей контрагентам из данных юрисдикций.

Специалисты налоговой практики Dentons имеют значительный опыт консультирования российских и международных компаний по вопросам применения международных налоговых соглашений и будут рады оказать всестороннюю правовую поддержку в подготовке документов, обосновывающих право на их применение.