Развитие судебной практики по трансграничным услугам

Print Friendly, PDF & Email

12 сентября 2018 года Арбитражный суд Владимирской области принял решение по делу АО «Покровский завод биопрепаратов» (далее – «Общество», дело № А11-11199/2017). В рамках данного дела в том числе рассматривался вопрос учета расходов в виде агентского вознаграждения, выплаченного иностранной компании.

Как следует из решения, Общество в рамках агентского договора привлекло иностранную компанию (резидент Великобритании) (далее – «Агент») для поиска на зарубежных рынках покупателей производимого Обществом препарата (ветеринарная вакцина).

Агентский договор был заключен в марте 2013 года. Из материалов дела следует, что Агентом был найден покупатель (компания, зарегистрированная в Ираке, далее – «Покупатель»), с которым Общество заключило договор поставки также в марте 2013 года. Согласно отчетам Агента агентское вознаграждение составило 35,4% от суммы сделки.

По мнению налогового органа агентский договор был оформлен формально, с целью получения необоснованной налоговой выгоды в виде увеличения расходов при исчислении налога на прибыль организаций.

Суд поддержал позицию налогового органа и согласился с выводом о том, что реальные хозяйственные операции по оказанию агентских услуг между Обществом и Агентом отсутствовали. В качестве обоснования своей позиции суд указал на следующие обстоятельства:

  • Все мероприятия по производству вакцины, реализованной в дальнейшем в адрес Покупателя, были выполнены Обществом до заключения агентского договора с Агентом, в частности:

–заказ сырья для производства препарата, произведенного в марте 2013 года, был осуществлен в январе 2013 года, а фактическая поставка сырья – в феврале 2013 года (то есть до заключения       агентского договора);

–макеты этикеток для препарата были разработаны в январе 2013 года и содержали все реквизиты, предусмотренные договором с Покупателем. Указанные макеты были направлены в печать на следующий день после заключения агентского договора;

–первая партия препарата также была произведена уже в январе 2013 года именно в том количестве, которое было предусмотрено договором с Покупателем.

  • Гарантийное письмо, оформленное Обществом для Покупателя и являющееся неотъемлемой частью договора поставки, также было датировано и зарегистрировано в исходящей корреспонденции в январе 2013 года.
  • В 2012 году Покупателем был заключен контракт с Министерством сельского хозяйства, в связи с чем уже в 2012 году Покупатель должен был иметь гарантии поставки вакцины, необходимой для обеспечения контракта с Министерством сельского хозяйства.
  • В проверяемый период у Общества также был агентский договор с российской компанией, агентское вознаграждение по которому составляло 3-6%.

В связи с данными обстоятельствами налоговый орган и суд пришли к выводу о том, что продукция изначально была изготовлена Обществом под заказ именно для Покупателя, и все вопросы по ее производству решались Обществом напрямую с Покупателем.

Помимо этого, суд указал на следующее. Поскольку реальные хозяйственные отношения между Обществом и Агентом отсутствовали, перечисление денежных средств в адрес Агента следует квалифицировать в качестве доходов, получаемых от отчуждения любого имущества, в соответствии с п. 5 ст. 13 Конвенции между Правительством РФ и Правительством Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии от 15.02.1994 «Об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы и прирост стоимости имущества» (далее – «Конвенция»). В соответствии с положениями Конвенции такие доходы подлежат налогообложению только в том государстве, где имеет постоянное местопребывание лицо, отчуждающее имущество, (то есть в данном случае Общество), при условии, что такие доходы являются объектом налогообложения в этом государстве.

При этом, как указал суд, полученные доходы не подлежали налогообложению на территории Великобритании. Данный вывод был обоснован тем, что согласно сведениям, отраженным на сайте https://beta.companieshouse.gov.uk/, 2011 год был последним периодом, за который Агент опубликовал сокращенный баланс, фактическая уплата налогов отсутствовала.

В связи с этим, посчитав, что Общество произвело отчуждение денежных средств в пользу Агента без какого-либо встречного имущественного предоставления с его стороны, суд пришел к выводу о том, что Обществом неправомерно не был удержан налог на доходы при перечислении денежных средств в адрес Агента. (Следует, однако, отметить, что данные выводы суда касаются перечисления денежных средств, соответствующих только части агентского вознаграждения, а не его полной сумме. При этом в решении отсутствуют пояснения в отношении того, с чем связана данная разница, как и указание на тот факт, что агентское вознаграждение было оплачено Обществом не в полном размере).

Данное дело является еще одним примером скрупулезного анализа налоговыми органами обстоятельств заключения трансграничных сделок налогоплательщиками. При этом, как и во многих других делах, спор с налоговым органом в большей степени сводится к спору о фактах, а не о юридической квалификации сделки. В связи с этим налогоплательщику необходимо уделять пристальное внимание как разработке договора с зарубежным партнером, так и документированию обстоятельств заключения сделки и ее исполнения контрагентом.

Специалисты налоговой практики Dentons имеют богатый опыт оценки и предотвращения налоговых рисков на этапах планирования и совершения сделок, сопровождения мероприятий налогового контроля (включая допросы свидетелей), представления и защиты интересов клиентов в налоговых спорах (как на досудебной стадии, так и в суде), в том числе в спорах о налогообложении трансграничных сделок по оказанию услуг, и будут рады оказать всестороннюю поддержку по этим вопросам.