Развитие судебной практики по процессуальным аспектам налоговых проверок консолидированных групп налогоплательщиков

Print Friendly, PDF & Email

19 февраля 2018 года Арбитражный суд города Москвы вынес решение по спору ПАО «Транснефть» («Общество») с МИФНС по крупнейшим налогоплательщикам № 1, возникшему по результатам проверки налоговым органом консолидированной группы налогоплательщиков («КГН»), в котором Общество выступало в качестве ответственного участника (дело № А40-143545/17-140-1822).Суть спора сводилась к вопросу надлежащего уведомления налоговым органом участников КГН о времени и месте рассмотрения результатов налоговой проверки. Так, в рамках рассматриваемой проверки налоговый орган ограничился направлением соответствующего извещения исключительно Обществу, проигнорировав требования абз. 6 п. 2 ст. 101 НК РФ о необходимости извещения каждого участника КГН, в отношении которого акт налоговой проверки предполагает привлечение к налоговой ответственности. Суд посчитал указанное упущение налогового органа существенным нарушением процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки и указал на то, что подобное нарушение является не дополнительным, а самостоятельным безусловным основанием для отмены принятого налоговым органом решения в целом, независимо от наличия каких-либо иных оснований.

Кроме того, заслуживают внимания следующие аргументы и выводы суда:

  • Рассмотрение налоговым органом Общества и иных участников КГН в качестве одного юридического лица неправомерно и приводит к игнорированию самостоятельных прав участников КГН. Так, в силу прямого указания п.1 ст. 25.3 НК РФ, КГН не является юридическим лицом. В этой связи данное объединение не обладает налоговой правосубъектностью и каждый участник КГН имеет самостоятельный набор прав и обязанностей.
  • В силу п.2 ст. 101 НК РФ, присутствие при рассмотрении материалов налоговой проверки и дополнительных мероприятий налогового контроля участников КГН, привлекаемых к налоговой ответственности по ст. 122.1 НК РФ (сообщение участником КГН ответственному участнику этой группы недостоверных данных (несообщение данных), приведшее к неуплате или неполной уплате налога на прибыль организаций по КГН ее ответственным участником), должно быть обеспечено налоговым органом наравне с присутствием ответственного участника КГН. Таким образом, извещение налоговым органом ответственного участника КГН не имеет никакого «превалирующего» значения в вопросе надлежащего извещения лиц, привлекаемых к ответственности, и по своей сути является переложением обязанности налогового органа по уведомлению заинтересованных лиц на ответственного участника КГН, что недопустимо.
  • Участники КГН вправе самостоятельно по своему усмотрению избирать наиболее удобные с их точки зрения способы защиты своих прав и применять такие способы вплоть до исчерпания всех предоставленных законодательством возможностей для защиты своих прав. Таким образом, отсутствие самостоятельных возражений по акту налоговой проверки со стороны участников КГН не лишает их права давать свои объяснения на стадии рассмотрении материалов налоговой проверки непосредственно должностному лицу, выносящему решение.
  • Кроме того, суд указал на то, что отсутствие в решении нарушений, выявленных в отношении непосредственно ПАО «Транснефть», не свидетельствует об отсутствии нарушения решением налогового органа прав Общества как ответственного участника КГН. Так, в соответствии с договором о создании КГН Общество имеет прямо требовать от участников КГН компенсации сумм недоимки, пени и штрафов в случае, если участники КГН виновны в их возникновении. При этом в решении налогового органа содержатся противоречия в части определения круга лиц, привлекаемых к налоговой ответственности. В этой связи решение налогового органа ограничивает регрессное право требования Общества к участникам КГН, поскольку Общество не имеет полномочий по установлению вины участников КГН в совершении налоговых правонарушений, а также по определению размера налоговых санкций в отношении каждого участника КГН. Таким образом, фактически штрафные санкции переложены налоговым органом на Общество, несмотря на совершение правонарушений иными участниками КГН.

В заключение суд отметил, что нарушение процессуальных прав участников КГН является основанием для отмены решения налогового органа в полном объёме, вне зависимости от обоснованности аргументации сторон по отдельным эпизодам решения по материальным основаниям. В целом, вынесение судом решения в пользу налогоплательщика по спору такого масштаба исключительно по процессуальным основаниям представляет собой достаточно редкий и поэтому ценный пример, который, безусловно, можно оценить как позитивный знак в развитии складывающейся практики налоговых споров.

Специалисты налоговой практики Dentons имеют значительный опыт претензионной работы и консультирования по полному спектру вопросов применения налогового законодательства и будут рады оказать помощь в сопровождении налоговых проверок и отстаивании интересов налогоплательщиков в спорах с налоговыми органами, в том числе в судах.