Развитие судебной практики по налоговым аспектам сделок M&A

Print Friendly, PDF & Email

Практика, когда покупатель бизнеса (компании) привлекает заемное финансирование для его приобретения, а затем купленный бизнес обслуживает долг, достаточно часто используется за рубежом. Данный механизм, получивший название «debt push down» (буквально – «спихивание долга») подразумевает создание компании в той же самой стране, в которой располагается приобретаемый бизнес, и получение заемного финансирования на эту компанию. После покупки бизнеса (компании) компания, на которую привлекается заемное финансирование, присоединяется к купленному бизнесу и тем самым переводит долг, возникший в связи с приобретением бизнеса, на сам этот бизнес.

До последнего момента было неясно, сможет ли функционировать подобный механизм приобретения бизнеса в российских налоговых реалиях. Ведь не секрет, что российские налоговые органы оспаривают куда менее сложные и креативные структуры.

И вот недавно debt push down прошел первое испытание: Арбитражный суд Пермского края в решении по делу №А50-17405/2016 ООО «Фирма «Радиус-Сервис» признал расходы российской организации на оплату процентов по заемному финансированию, полученному на приобретение доли в данной организации, вычитаемыми для целей налога на прибыль, не согласившись с позицией налогового органа относительно получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Свою позицию суд обосновал следующим образом:

  • Целью выдачи и получения денежных средств, их расходования на приобретение долей в капитале российской организации и последующей реорганизации в форме присоединения покупателя доли к приобретенной организации являлось получение контроля над активами купленной российской организации, что свидетельствует о наличии деловой цели и отсутствии налоговой выгоды в качестве самостоятельной цели указанных сделок.
  • Само по себе получение заемного финансирования на покупку доли в российской организации не рассматривается налоговым органом как направленное на получение необоснованной налоговой выгоды. По сути, налоговым органом оспаривается только сделка по присоединению компании–покупателя к приобретенной российской организации. Однако налогоплательщики свободны в определении способов достижения своих деловых целей, и налоговые органы не могут проверять целесообразность данных способов или требовать от налогоплательщиков совершать целесообразные (с точки зрения налоговых органов) виды сделок и воздерживаться от совершения сделок, нецелесообразных с точки зрения налоговых органов. При этом гражданское и налоговое законодательство не обязывает заинтересованных лиц совершать такие сделки, которые были бы наиболее налогозатратными по своим последствиям.
  • Поскольку при отсутствии реорганизации покупатель российской организации (который также является российским обществом с ограниченной ответственностью) имел бы право включить проценты по заемному финансированию, полученному на приобретение доли в капитале российской организации, в состав расходов для целей налогообложения, нет оснований запрещать вычет этих же процентов и для российской организации. При этом, как указал суд, факт присоединения убыточных организаций к налогоплательщику, имеющему налогооблагаемую прибыль, не признается налоговым правонарушением, а является легальным способом минимизации налоговых обязательств и федеральным законодателем не запрещен.
  • Наконец, при присоединении российского общества к приобретенной им российской организации перешли не только долги, но и активы российского общества, что не подтверждает вывод налогового органа о том, что основной целью сделки являлось перенесение всего бремени долговых обязательств российского покупателя доли на приобретенную российскую организацию.

Озвученная выше позиция суда вселяет оптимизм. Хочется надеяться, что данный подход устоит при весьма вероятных обжалованиях в вышестоящие судебные инстанции, и экономически обоснованный механизм приобретения бизнеса, каковым является debt push down, получит широкое распространение в России.

Специалисты Dentons готовы предоставить всестороннюю правовую и налоговую поддержку по вопросам организации и проведения сделок M&A и MBO, включая проведение правовой и налоговой экспертизы (due diligence) объекта сделки с учетом возможных специфических индустриальных / операционных рисков, разработку предложений по структурированию сделок (в том числе структурированию финансирования таких сделок), разработку предложений по проведению предпродажной корпоративной реструктуризации объекта сделки, анализ корректности налоговых допущений финансовых моделей сделок M&A и MBO, консультирование по вопросам соответствия согласованных сторонами цен долей/ акций требованиям российского законодательства о трансфертном ценообразовании (если применимо), подготовку соглашений о купле-продаже и иных документов, связанных с реализацией проектов M&A и MBO, а также анализ их налоговых последствий.