Развитие судебной практики по вопросам привлечения к административной ответственности за использование временно ввезенного судна в рамках договора тайм-чартера

Print Friendly, PDF & Email

5 февраля 2020 г. Пятнадцатый Арбитражный апелляционный суд вынес решение по делу ООО «Буми Армада Каспиан» (далее – «Общество», дело № А53-15666/2019). Предметом судебного разбирательства был спор между Обществом и Астраханской и Южной оперативной таможнями (далее – «таможенный орган», «таможня») о признании незаконным и отмене постановления о привлечении к административной ответственности по ст. 16.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Как следует из материалов дела, в январе 2016 г. Общество заключило договор тайм-чартера с ООО «Сиэмай Альфа Оффшор» (далее – «Судовладелец») по стандартной проформе БИМКО SUPPLYTIME 2005 по аренде судов, занятых в морских работах, на использование буксира «С.М. HEATHER» (далее – «буксир»). Буксир, в свою очередь, был ввезен Судовладельцем на основании договора бербоут-чартера в июне 2016 г. в соответствии с таможенной процедурой временного ввоза с частичным условным освобождением от уплаты таможенных платежей.

Во исполнение договора тайм-чартера уполномоченными лицами Общества и Судовладельца были подписаны стандартные документы, в частности, отчет о переходе буксира в наём (в июне 2016 г.) и отчет о выводе судна из найма (в ноябре 2016 г.) после окончания действия договора тайм-чартера. В дальнейшем (в ноябре 2017 г.) Судовладелец поместил буксир под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления с уплатой ввозных таможенных пошлин и НДС.

В феврале 2018 г. таможенный орган провел камеральную таможенную проверку соблюдения ограничений по пользованию и распоряжению временно ввезенным буксиром. По результатам проверки таможенный орган пришел к выводу о несоблюдении Судовладельцем условий предоставления частичного условного освобождения от уплаты таможенных пошлин, налогов в связи с установлением факта передачи Обществу буксира во временное владение и пользование по договору тайм-чартера.

Судовладелец оспорил решение таможенного органа в Арбитражный суд Астраханской области. Суд, принимая решение в пользу таможенного органа, исходил из того, что договор тайм-чартера представляет собой договор аренды судна с экипажем по смыслу гл. 34 ГК РФ, в соответствии с которым арендодатель предоставляет арендатору транспортное средство за плату во временное владение и пользование и оказывает своими силами услуги по управлению им и по его технической эксплуатации, так как термины договора содержит отсылки на сдачу и принятие судна в аренду. Более того, таможенный орган привлек Судовладельца к административной ответственности по ст. 16.19 КоАП РФ «Пользование или распоряжение товарами в нарушение таможенной процедуры, под которую они помещены, в том числе передача права использования таможенной процедуры посредством передачи в отношении товаров прав владения, пользования или распоряжения, если это допускается в соответствии с таможенной процедурой, другому лицу без разрешения таможенного органа, если такое разрешение обязательно». Судовладелец безуспешно пытался оспорить постановление о привлечение к административной ответственности в суде общей юрисдикции.

В свою очередь, Астраханская таможня привлекла Общество к административной ответственности по ст. 16.21 КоАП РФ, т.е. за пользование товаром, условно выпущенным в соответствии с таможенной процедурой временного ввоза, переданным ему в нарушение ограничений, установленных п. 2 ст. 279 Таможенного кодекса Таможенного союза (действовавшим на момент совершения правонарушения). Общество обжаловало постановление о привлечении к административной ответственности в Арбитражный суд Ростовской области и Пятнадцатый Арбитражный апелляционный суд. Суды, принимая решения в пользу таможенного органа, исходили из следующего:

  • Фактически договор тайм-чартера, заключенный по специально разработанной стандартной проформе, является договором аренды судна с экипажем, предполагающим передачу прав владения и пользования судном от судовладельца фрахтователю;
  • Факт существования между Обществом и Судовладельцем арендных отношений, а не отношений в рамках тайм-чартера, подтвержден решениями арбитражных судов и судов общей юрисдикции.
  • Факт совершения административного правонарушения, предусмотренного ст. 16.21 КоАП, находится в непосредственной взаимосвязи с фактом незаконной передачи буксира Судовладельцем в нарушение условий таможенной процедуры временного ввоза, ответственность за которое предусмотрена ст. 16.19 КоАП РФ.

Данное судебное решение продолжает начавшую складываться негативную правоприменительную практику в отношении квалификации стандартных договоров тайм-чартера как договоров аренды судов с экипажем. В связи с этим и судовладельцам, и фрахтователям необходимо уделять особое внимание таможенному аспекту ввоза и использования судна при заключении стандартных договоров тайм-чартера, чтобы избежать негативных таможенных последствий.

Юристы налоговой и таможенной практики Dentons имеют обширный опыт консультирования клиентов по вопросам привлечения к административной ответственности, а также сопровождения споров с таможенными органами как на этапе досудебного, так и на этапе судебного разбирательства.