Развитие судебной практики по вопросам квалификации объектов в качестве недвижимости для целей применения налога на имущество

Print Friendly, PDF & Email

Очередной налоговый спор о классификации основных средств в качестве недвижимого имущества был разрешен в пользу налогоплательщика (Решение Арбитражного суда Республики Коми от 24 января 2020 года № А29-7664/2019 по делу ООО «Биоэнергетическая компания»).

Как следует из материалов судебного акта, в отношении общества с ограниченной ответственностью «Биоэнергетическая компания» (далее – «Общество») была проведена выездная налоговая проверка ИФНС России по г. Сыктывкару (далее – «Инспекция») по вопросам правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты (перечисления) в бюджет налога на имущество организаций за период с 01.01.2016 по 31.12.2016.

Основанием для доначисления налога на имущество по результатам выездной налоговой проверки стал вывод Инспекции о том, что внутренние кабельные сети, градирня, дизель-генераторная установка, дробилка, дымовая труба, ленточная сушилка, ленточный конвейер, оборудование участка промежуточного хранения и подачи топлива, разгрузочный конвейер, система управления ТЭС, энергоблок и бак аварийного слива, система кондиционирования, внутриплощадочные и технологические дороги и проезды, тротуар, проезд из железобетонных плит, канализация бытовая, канализация ливневая, канализация напорная, сети водоснабжения наружные, канализационно-насосная станция, очистные сооружения, площадка с бетонным покрытием, котел водогрейный, бак аварийного слива, а также пожарный проезд, площадка под мусорные контейнеры и контейнеры золы относятся к сооружению ТЭС, составляют вместе с ним единый недвижимый комплекс и, соответственно, являются недвижимым имуществом.     

Признавая позицию Инспекции неправомерной в отношении всего имущества, за исключением системы кондиционирования, которая признана неотъемлемой частью здания ТЭС, суд, сославшись на правовую позицию ВС РФ, сформированную в Определении от 12.07.2019 № 307-ЭС19-5241 (дело ЗАО «Лесозавод 25»), указал следующее:

  • Машины и оборудование, приобретенные как объекты движимого имущества, учитываются в бухгалтерском учете отдельно от зданий и сооружений в качестве самостоятельных инвентарных объектов и согласно п. 1 ст. 374 НК РФ подлежат налогообложению в таком качестве.
  • Для признания имущества недвижимым необходимо подтверждение того, что данный объект был создан именно как недвижимость в установленном законом и иными правовыми актами порядке с получением необходимой разрешительной документации, с соблюдением градостроительных норм и правил, требований о приемке в эксплуатацию законченных строительством объектов, а также необходима совокупность юридических фактов, в том числе таких, как наличие воли собственника земельного участка или уполномоченного органа на создание недвижимого имущества, наличие права пользования земельным участком для создания объекта недвижимости.
  • Сам по себе факт монтажа оборудования в специально возведенном для его эксплуатации здании, в том числе, если последующий демонтаж и перемещение оборудования потребуют несения дополнительных затрат и частичной ликвидации здания, не означает, что назначением спорного оборудования становится обслуживание здания ТЭС.
  • Спорные объекты не располагаются в здании ТЭС, расположение спорных объектов на территории земельного участка разрозненно, спорные объекты не объединены единым фундаментом, находятся в разных объектах недвижимого имущества, не имеют прочной связи с землей.
  • Спорные объекты учитывались Обществом в качестве объектов движимого имущества как самостоятельные инвентарные объекты основных средств.
  • Инспекцией не доказано наличие обстоятельств, свидетельствующих об искусственном разделении налогоплательщиком в бухгалтерском учете единого объекта основных средств.
  • В результате произвольного необоснованного доначисления налога на имущество в отношении льготируемых объектов, с учетом критерия экономической целесообразности, дополнительные расходы, связанные с уплатой налога на имущество, учитываются в тарифах на услуги по передаче электрической энергии, следствием чего, соответственно, является необоснованное увеличение цены (тарифа) на электрическую энергию для конечного потребителя, которое ложится на него дополнительным финансовым бременем.

Примечательно, что ранее в отношении Общества уже проводилась выездная проверка (за период с 01.01.2013 по 30.09.2016), по результатам которой ему был доначислен налог на имущество в отношении тех же самых объектов. И тогда суды всех трех инстанций (дело № А29-4430/2018) согласились с позицией Инспекции, указав, что ТЭС является единым комплексом конструктивно сочленённых предметов, представляющих собой единое целое и предназначенных для выполнения определенной работы – выработки электроэнергии. Как следствие, ТЭС является недвижимым имуществом, то есть объектом налогообложения по налогу на имущество организаций. При рассмотрении данного дела суд указал, что, в отличии от предыдущего разбирательства, в нем оцениваются иные доводы и доказательства, а также применена правовая позиция, изложенная ВС РФ по делу ЗАО «Лесозавод 25».

Таким образом, в данном деле, разрешенном в пользу налогоплательщика, применена правовая позиция ВС РФ, что может свидетельствовать о наметившейся позитивной тенденции в спорах о квалификации основных средств в качестве недвижимого имущества.   

Специалисты налоговой практики Dentons имеют значительный опыт консультирования и сопровождения налоговых споров в области квалификации объектов основных средств в качестве движимого или недвижимого имущества и готовы оказать всестороннюю поддержку по этим вопросам.