Развитие судебной практики по вопросам включения лицензионных платежей в таможенную стоимость ввозимых товаров

Print Friendly, PDF & Email

28 октября 2019 года Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд вынес решение по делу ООО «Прамо-Электро» (далее – «Общество», дело № А66-8631/2019). Предметом судебного разбирательства был спор между Обществом и Тверской таможней (далее – «таможенный орган», «таможня») касательно включения лицензионных платежей в таможенную стоимость ввозимых комплектующих для производства стартеров.

Как следует из материалов дела, Общество осуществляло ввоз комплектующих (сырья) для промышленной сборки стартеров (готовой продукции) на основании внешнеэкономического контракта с иностранным поставщиком SHENZHEN SHENTOU SUPPLY CHAIN MANAGEMENT CO. LTD (далее – «Поставщик»). Общество также заключило лицензионное соглашение со словенской компанией ISKRA AVTOELEKTRIKA D.D. (далее – «Лицензиар»), в соответствии с которым Обществу передаётся технология, необходимая для производства, сборки, установки стартеров. При этом производство и сбыт стартеров осуществляются под наименованием и логотипом Общества. В рамках лицензионного соглашения Обществу была передана техническая документация, на основании которой осуществляется производство готовой продукции, а также список одобренных поставщиков компонентов и вспомогательных агрегатов. Поставщик был одобрен Лицензиаром.

В рамках проведения камеральной таможенной проверки таможенный орган установил, что уплачиваемые Обществом лицензионные платежи не были включены в таможенную стоимость ввозимых комплектующих. По результатам проверки таможенный орган принял решение о корректировке таможенной стоимости ввезенных товаров.

Общество обжаловало решение о корректировке в суд. Суд первой инстанции поддержал позицию таможенного органа. Принимая решение в пользу последнего, Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд основывался на том, что условия включения лицензионных платежей в таможенную стоимость ввозимых товаров соблюдаются, в частности:

  • роялти относятся к ввозимым товарам, т.к. ввозимые комплектующие произведены в соответствии с технической документацией, полученной по лицензионному соглашению;
  • уплата роялти является условием продажи товаров на экспорт, т.к. (1) Лицензиар осуществляет контроль за производством комплектующих путем согласования производителей таких комплектующих; (2) Общество производит стартеры только из компонентов, приобретенных у согласованных с Лицензиаром поставщиков.

Суд также принял во внимание положения Пояснительных примечаний к Соглашению по применению статьи VII ГАТТ 1994 г. о том, что если сумма роялти основывается лишь на импортируемых товарах и легко поддается количественной оценке, то к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате, может быть произведено добавление.

Доводы Общества о том, что список одобренных поставщиков составлялся Обществом (т.е. не был согласован с Лицензиаром), а переданная Обществу техническая документация использовалась для адаптации и разработки собственной документации, были критически восприняты судом. Также судом не был принят во внимание тот факт, что для производства готовой продукции использовались отечественные детали (винты, гайки, шайбы и пр.), составляющие около 10% финальной стоимости готового изделия.

Следует отметить, что таможенные органы уделяют особое внимание включению лицензионных платежей в таможенную стоимость ввозимых товаров. В последнее время можно наблюдать их большой интерес к проблеме уплаты лицензионных платежей за передаваемое ноу-хау и агрессивный подход к включению таких платежей в таможенную стоимость ввозимых товаров.

Специалисты налоговой и таможенной практики Dentons обладают значительным опытом консультирования компаний и будут рады оказать всестороннюю правовую поддержку по вопросам включения лицензионных платежей в таможенную стоимость ввозимых товаров, а также оспаривания неправомерных решений таможенных органов в суде.