Развитие судебной практики по вопросам обоснованности затрат на приобретение доли участия в уставном капитале российских организаций при последующей продаже бизнеса

Print Friendly, PDF & Email

16 февраля 2018 года Арбитражный суд г. Москвы вынес решение по делу Нестле Россия (далее – «Общество»), в рамках которого рассматривался вопрос о вычете расходов на приобретение доли участия в российской организации, впоследствии реализованной иностранному покупателю (дело № А40-108591/17).

Как следует из судебного акта, в 2011 году Общество продало иностранному покупателю 100% долю в российской организации, которая была приобретена им в 2007 году в рамках сделки по приобретению совокупности различных материальных активов (производственного оборудования и запасных частей, незавершенной продукции, сырья и материалов) и нематериальных активов (изобретения и товарные знаки). При этом в рамках сделки 2007 года часть активов (в частности, нематериальные активы) была передана не ООО, а аффилированной с ним иностранной организации, которая, как указано в рассматриваемом решении суда, не уплатила вознаграждение за указанные нематериальные активы ни их продавцу, ни самому Обществу.

Исследовав условия сделок 2007 и 2011 года, суд:

  • Посчитал, что сделка 2007 года по приобретению 100% доли в уставном капитале российской организации являлась притворной, прикрывающей распределение приобретенных активов по завышенной стоимости между Обществом и ее аффилированной иностранной организацией, с отнесением всех расходов на приобретение активов на Общество;
  • Пришел к выводу о том, что истинной целью приобретения доли в уставном капитале российской организации являлась покупка известных товарных знаков, генерирующих денежные потоки, применив доктрину «превалирования существа над формой» в рамках концепции необоснованной налоговой выгоды;
  • Обратил внимание на то, что работники приобретенной российской организации были переведены в Общество с понижением зарплаты, а впоследствии уволены; активы российской организации (земельные участки, здания и сооружения, оборудование) были реализованы иностранному покупателю в рамках сделки 2011 года, на основании чего пришел к заключению, что главной целью, преследуемой Обществом, являлось не приобретение функционирующего бизнеса, а занятие сегмента рынка и получение налоговой выгоды в виде завышения расходов по приобретению доли участия в российской организации, а также перевод операционной прибыли в иностранное государство (Швейцарию) путем завышения расходов на суммы лицензионных платежей, уплачиваемых Обществом в пользу иностранной компании;
  • Посчитал, что величина затрат Общества на приобретение доли в уставном капитале российской организации, которые могут быть приняты к вычету в составе расходов на приобретения указанной доли, подлежит корректировке на основании величины чистых активов российской организации;
  • Отверг представленное заключение о стоимости доли в уставном капитале российской организации, выданное привлеченным Обществом специалистом и основанное на использовании метода дисконтирования денежных потоков, поскольку (а) в нем не указаны источники информации, на основании которой специалист делает предположение относительно намерений Общества, связанных с приобретаемой долей участия в российской организации; (б) в ходе допроса в судебном заседании специалист не смог назвать размер реальной рыночной стоимости доли участия в российской организации и не смог пояснить, какие действия им предпринимались для установления фактических обстоятельств, необходимых для определения действительной стоимости доли в уставном капитале российской организации; (в) специалист не смог обосновать выбранный метод оценки, а также обосновать его соответствие существующим стандартам оценки бизнеса; (г) при составлении заключения об оценке стоимости доли были нарушены положения российского законодательства об оценочной деятельности в части проведения экспертизы заключения оценщика со стороны СРО на предмет соответствия заключения федеральным стандартам оценки);
  • Отверг представленное Обществом заключение специалиста по английскому праву относительно смысла положений договора об отчуждении доли в уставном капитале российской организации (который регулировался английским правом) в связи с (а) отсутствием в заключении ссылок на законы Англии (в заключении были даны ссылки только на английскую судебную практику, при том, что, по мнению налогового органа и суда, основанному на публикациях в юридических журналах, при установлении содержания правоотношений между сторонами договора законы имеют не менее существенное значение, чем прецедентное право) и (б) наличием в заключении оценки фактических обстоятельств дела, а не содержания подлежащих применению норм иностранного права. По мнению суда, такое заключение не может рассматриваться как мнение эксперта относительно содержания норм иностранного права;
  • Отверг довод Общества о невозможности оценки стоимости доли в уставном капитале российской организации на основе балансовой стоимости чистых активов.

В результате, суд поддержал предложенную налоговым органом корректировку величины затрат на приобретение Обществом проданной впоследствии доли в уставном капитале российской организации, в связи с чем вместо убытка у Общества возникла облагаемая налогом прибыль.

Рассматриваемое решение в очередной раз показывает, что любые реструктуризации в рамках международных групп компаний находятся под особым контролем российских налоговых органов. Ярким примером является рассматриваемое в настоящий момент в суде кассационной инстанции дело Мон’дэлис Русь, о котором мы информировали ранее.

Специалисты налоговой практики Dentons имеют значительный опыт претензионной работы и консультирования по вопросам применения концепции необоснованной налоговой выгоды и будут рады оказать помощь в выявлении и анализе налоговых рисков, связанных со сделками по приобретению активов (включая приобретение долей в уставном капитале российских организаций), а также в сопровождении налоговых проверок данных сделок и отстаивании интересов налогоплательщиков в спорах с налоговыми органами, в том числе в судах.