Развитие судебной практики по вопросам переквалификации займа в инвестиции

Print Friendly, PDF & Email

11 сентября 2019 года Арбитражный суд Сахалинской области вынес решение по делу ООО «Курилгео» (далее – «Общество», дело № А59-4486/2019). Предметом спора стало включение Обществом в состав внереализационных расходов затрат в виде отрицательных курсовых разниц и сумм процентов, начисленных по инвестиционному договору и договору новации о замене долга, возникшего из инвестиционного договора, заёмным обязательством.

Как следует из решения, в 2012 году Общество заключило с компанией Solway Industries LTD инвестиционный договор на строительство объекта (золотодобывающего предприятия) с целью его последующей сдачи в аренду либо продажи потенциальному покупателю. На основании данного договора инвестор предоставил Обществу денежные средства, а Общество обязано было возвратить инвестору полученные средства и 70% прибыли от реализации товарной продукции.

В 2015 году сторонами было подписано дополнительное соглашение о замене валюты денежного обязательства, на основании которого сумма инвестиций, изначально полученная в рублях, была конвертирована в доллары США. В связи с завершением строительства объекта инвестиционной деятельности Общество осуществило возврат части полученных средств инвестору. При этом у Общества возникли положительные и отрицательные курсовые разницы, которые были отражены Обществом соответственно в составе внереализационных доходов и расходов.

Сторонами также был заключен договор новации о замене первоначального обязательства заемным, предусматривающим начисление процентов на оставшуюся часть долга.

Налоговый орган отказал Обществу в признании в составе внереализационных расходов и доходов курсовых разниц и сумм процентов, начисленных по договору займа, а также посчитал, что Общество должно было исчислить налог на доходы, полученные иностранной организацией.

По мнению налогового органа, замена валюты обязательства и последующая новация были направлены исключительно на занижение налоговой базы в результате учета курсовых разниц и процентов, а также на вывод из-под налогообложения 70% прибыли, которая должна была быть выплачена иностранному инвестору, взаимозависимому с Обществом. При этом денежные средства, выплаченные инвестору сверх фактически полученных сумм инвестиций, были признаны налоговым органом иным доходом иностранной организации от источников в Российской Федерации, подлежащим налогообложению на основании пп. 10 п. 1 ст. 309 НК РФ.

Суд поддержал позицию налогового органа, указав на следующие обстоятельства:

  • Инвестиционный договор содержит ссылку на Федеральный закон от 25.02.1999 № 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в РФ, осуществляемой в форме капитальных вложений», и все его положения основаны на данном законе. В связи с этим основания толковать данный договор иным образом отсутствуют. Помимо этого, Общество вело раздельный учет расходов на строительство объекта.
  • Новация не отменила первоначального обязательства Общества возвратить инвестору полученные средства  и являлась мнимой сделкой, поскольку на основании договора займа Обществу не был предоставлен заём, стороны не преследовали цели предоставления займа и денежные средства Обществу не перечислялись.
  • Погашение денежного обязательства в долларах США было согласовано сторонами инвестиционного договора только после того, как курс российского рубля значительно понизился по отношению к курсу доллара США.
  • Общество не представило доказательств того, что, заключая дополнительное соглашение к инвестиционному договору и договор новации, оно намеревалось получить экономический эффект. Напротив, в ходе налоговой проверки и судебного разбирательства Общество ссылалось на соблюдение интересов инвестора, которым были получены убытки в виде разницы в курсах инвестированного рубля по отношению к доллару США.

На данном основании суд посчитал правомерным отказ Обществу в учете расходов в виде процентов и отрицательных курсовых разниц. Кроме того, суд отметил, что денежные средства, получаемые инвестором сверх инвестированных средств, являются его пассивным доходом, не связанным с его предпринимательской деятельностью, и подлежащим налогообложению у источника выплаты в Российской Федерации.

В актуальной судебной практике есть множество примеров переквалификации налоговыми органами заемных отношений в инвестиционные. В данном же деле в основе отношений сторон изначально лежал инвестиционный договор. По нашему мнению, выводы суда заслуживают пристального внимания, поскольку наглядно демонстрируют подход судов к толкованию условий договоров, в том числе в части их ретроспективного изменения и новации обязательств. Помимо этого, выводы суда также основываются на результатах анализа письменной позиции Общества, представленной в ходе досудебного обжалования и затем в рамках письменных объяснений в ходе судебного процесса, применительно к обоснованию наличия деловой цели заключения Обществом оспариваемых договоров.

Специалисты налоговой практики Dentons имеют богатый опыт оценки и предотвращения налоговых рисков на этапах планирования и совершения сделок, сопровождения мероприятий налогового контроля (включая допросы свидетелей), представления и защиты интересов клиентов в налоговых спорах (как на досудебной стадии, так и в суде), в том числе в спорах, касающихся переквалификации отношений сторон, и будут рады оказать всестороннюю поддержку по этим вопросам.