Развитие судебной практики по вопросам квалификации объектов в качестве недвижимости для целей применения налога на имущество

Print Friendly, PDF & Email

Очередное решение в пользу налогового органа в споре о классификации основных средств в качестве «недвижимого имущества» принял Арбитражный суд Республики Коми по делу АО «Воркутауголь» (Решение от 25 августа 2019 года № А29-14394/2018).

На этот раз предметом спора были два вида объектов основных средств на балансе налогоплательщика:

  • неотделимые улучшения арендованного имущества (здание школы);
  • модули к газопоршневым теплоэлектростанциям.

Оба вида объектов были признаны недвижимым имуществом для целей исчисления налога на имущество организаций, и налогоплательщику не удалось доказать обратное.

Так, в отношении неотделимых улучшений арендованного имущества суд привел много доводов о том, что такие улучшения являются основными средствами (с чем, собственно, налогоплательщик и не спорил), и совсем немного внимания уделил очень важному вопросу, который давно уже волнует многих налогоплательщиков: почему работы по улучшению чужого помещения сами по себе должны учитываться арендатором для целей налогообложения как «недвижимое имущество»?

К сожалению, четко сформулированных общих критериев отнесения «работ по улучшению» к недвижимости, которые могли бы быть применены всеми арендаторами, в этом деле мы вновь не увидели, но в данном конкретном споре интересной представляется мотивировка принятого судом решения: «результат работ  по созданию улучшений в арендованном помещении — это недвижимость, поскольку (а) помещение после переделки «приросло» на 130 метров и поскольку (б) помещение изменило после переделки свое функциональное назначение – со школы на санаторий».  

Данная позиция суда не исключает следующей трактовки: если неотделимые улучшения не привели к изменению метража арендуемого помещения и его функционал остался прежним (например, офисные или торговые помещения), то неотделимые улучшения признаваться недвижимым имуществом не должны.

В отношении модулей газопоршневых теплоэлектростанций (ГП ТЭС) также было отмечено несколько важных моментов. Суд не принял проведенную налогоплательщиком аналогию с делом ЗАО «Лесозавод 25» (Определение ВС РФ от 12.07.2019 по делу № А05-879/2018), указав, что в этом деле речь шла об установленном в здании цеха оборудовании, которое могло быть извлечено из цеха, и последний мог при этом продолжить свою работу. Рассматриваемое же дело касается модулей ГП ТЭС, которые хотя и могут быть сняты с ГП ТЭС без ущерба для их целостности, но без этих модулей ГП ТЭС работать не сможет – после их изъятия останется лишь фундаментная площадка и свайное поле.  Таким образом, это дело наглядно демонстрирует, что в спорах о квалификации для целей налогообложения объектов, находящихся «в составе» недвижимости,  налоговые органы активно используют недавнюю позицию Верховного Суда, причем используют ее в свою пользу при рассмотрении тех дел, которые не могут быть признаны полностью аналогичными делу ЗАО «Лесозавод 25».

Специалисты налоговой практики Dentons имеют значительный опыт консультирования и сопровождения налоговых споров по вопросам налогообложения недвижимого имущества и готовы оказать всестороннюю поддержку по этим вопросам.