Развитие судебной практики по вопросам формирования расходов постоянных представительств иностранных организаций для целей исчисления российского налога на прибыль

Print Friendly, PDF & Email

04.07.2019 Арбитражный суд города Москвы вынес решение по делу финской компании «Эрих Краузе Финланд» (Erich Krause Finland Oy) (далее – «Иностранная организация», дело № А40-40782/18), осуществлявшей деятельность на территории РФ через постоянное представительство. Суть спора заключалась в возможности включения в состав расходов постоянного представительства для целей исчисления российского налога на прибыль затрат, осуществленных головным офисом Иностранной организации на проведение рекламной кампании в отношении ее продукции на территории РФ.

Казалось бы, тема «передачи» затрат головными офисами иностранных организаций их постоянным представительствам давно исчерпана, и данная операция должна рассматриваться как рутинная, не вызывающая споров ни в части ее правомерности, ни в части порядка ее оформления.

Тем не менее, налоговые органы отказали Иностранной организации в вычете «переданных» затрат, начислив недоимку по налогу на прибыль, пеню и штраф по ст. 122 НК РФ.

Поддерживая позицию налоговых органов, суд первой инстанции обосновал свое решение следующим образом:

  • Иностранная организация заключила агентский договор на оказание рекламных услуг с другой иностранной организацией, при этом фактически услуги оказывались российской организацией на территории РФ (размещение рекламы осуществлялось на одном из российских федеральных телеканалов).
  • Все взаимоотношения, связанные с оказанием услуг по размещению рекламы, осуществлялись через постоянное представительство Иностранной организации, что, по мнению суда, свидетельствует о формальном несении расходов головным офисом Иностранной организации.
  • Положения Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Финляндской Республики об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы от 04.05.1996 (далее – «Соглашение»), в частности, его статья 7, не препятствуют применению норм российского законодательства, касающихся определения и проверки обоснованности расходов, реальности операций и добросовестности заявителя и его контрагентов.
  • Представление налоговым органом доказательств нереальности совершенных хозяйственных операций или непроявления налогоплательщиком должной осмотрительности при совершении сделки влечет признание полученной налогоплательщиком налоговой выгоды в виде вычета расходов по сделке необоснованной.
  • Суд признал установленными факты нереальности совершенной операции по оказанию Иностранной организации иностранным контрагентом рекламных услуг, а также непроявления Иностранной организацией должной осмотрительности, поскольку:
  • иностранный контрагент в действительности услуг не оказывал и оказывать не мог (поскольку у него отсутствовали необходимые для этого ресурсы), являлся технической компанией (создан незадолго до начала оказания услуг, «массовый директор», не оказывал услуги иным клиентам, отсутствует деловая переписка и т.п.), созданной в оффшорной юрисдикции для вывода денежных средств из оборота в Финляндии и России;
  • реальным исполнителем услуг являлась российская организация, стоимость услуг которой была в 15 раз меньше стоимости услуг, уплаченной головным офисом Иностранной организации иностранному контрагенту;
  • иностранный контрагент не переводил денежные средства компаниям, фактически оказывавшим услуги налогоплательщику, взаимодействие с реальными исполнителями осуществлялись через российских посредников.

Указанные выше фактические обстоятельства позволили суду признать уменьшение налоговой базы постоянного представительства Иностранной организации путем вычета переданных ему головным офисом Иностранной организации расходов на рекламу получением необоснованной налоговой выгоды.

В очередной раз обращает на себя внимание объем информации, полученной налоговыми органами из иностранных юрисдикций с использованием процедуры обмена информацией:

  • информация о деятельности иностранного контрагента налогоплательщика;
  • информация об органах управления (директорах) иностранного контрагента;
  • выписки по расчетным счетам иностранного контрагента;
  • информация о денежных потоках от иностранного контрагента до реальных исполнителей услуг.

Вместе с тем ознакомление с текстом решения суда оставляет ощущение некоторого формализма. С одной стороны, суд, игнорируя формальные отношения между налогоплательщиком и его контрагентами, пытается выявить реальные взаимоотношения сторон (признавая при этом реальность оказанных на территории РФ услуг и реальность расходов, понесенных налогоплательщиком в связи с оказанием данных услуг, пусть даже их стоимость в 15 раз меньше суммы, выплаченной кипрскому контрагенту). С другой стороны, он же демонстрирует сугубо формальный подход, отказывая Иностранной организации в вычете затрат на рекламу в полном объеме.

Понятно стремление налогового органа и суда наказать налогоплательщика за участие в том, что они считают схемой, направленной на получение необоснованной налоговой выгоды. Однако более взвешенным и справедливым было бы решение, допускающее признание Иностранной организацией в качестве расходов той суммы затрат, которая составила действительную стоимость реально оказанных услуг и была получена российским исполнителем услуг, тем более, что соответствующая сумма, как следует из решения суда, была налоговым органом установлена. Это, с одной стороны, стало бы явным посланием налогоплательщикам о том, что никакие применяемые ими искусственные конструкции, направленные на минимизацию налогообложения, не приведут к положительному для них эффекту, а, с другой стороны, позволило бы избежать другой крайности – создания ситуации двойного экономического налогообложения, когда необоснованную выгоду получает бюджет, причем сугубо по формальным основаниям.

Специалисты налоговой практики Dentons, с учетом имеющегося у них опыта консультирования по вопросам формирования налоговой базы постоянных представительств иностранных организаций, а также опыта отстаивания права иностранных организаций на вычет расходов постоянными представительствами таких организаций в ходе проведения налоговых проверок и в судах, будут рады оказать помощь в выявлении и анализе налоговых рисков, связанных с документированием расходов постоянных представительств (в том числе, «передаваемых» головными офисами иностранных организаций), разработке налоговой политики в отношении признания доходов и расходов постоянными представительствами иностранных организаций, а также в сопровождении налоговых проверок по данному вопросу и представлении интересов налогоплательщиков в отношениях с налоговыми органами и в судах.