Развитие судебной практики по вопросам применения правил трансфертного ценообразования при проверке цен в неконтролируемых сделках

Print Friendly, PDF & Email

30.05.2018 Арбитражный суд города Москвы принял решение по делу БМ-Банка (далее – «Банк», дело № А40-213469/2017), в рамках которого рассматривался вопрос об определении размера тарифа на облагаемые НДС услуги.

Согласно материалам дела, помимо основной деятельности, Банк оказывал необлагаемые НДС услуги по перерасчету проинкассированной наличности и облагаемые НДС услуги по инкассации.

По результатам налоговой проверки МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам № 9 (далее – «Инспекция») установила, что размер тарифа на услуги по перерасчету проинкассированной наличности в отношении одного из клиентов (далее – «Клиент») Банка более чем на 50% превышал размер банковской комиссии за услуги по инкассации. При этом тариф на услуги по инкассации для Клиента был установлен в значительно меньшем размере, чем тарифы Банка для других клиентов или тарифы иных банков на аналогичные услуги. По мнению Инспекции, установление заниженного тарифа на услуги по инкассации привело к получению Банком необоснованной налоговой выгоды в виде перевода выручки от облагаемой НДС операции в выручку от необлагаемой НДС операции. Инспекция самостоятельно определила «рыночную» стоимость услуг по инкассации и доначислила Банку НДС исходя из такой стоимости.

Банк оспорил решение Инспекции в судебном порядке, и суд поддержал позицию Банка на основании следующего:

  • Инспекция, будучи территориальным налоговым органом, не вправе осуществлять контроль за соответствием тарифов, примененных в сделках между Банком и Клиентом, рыночному уровню цен в отсутствие признаков взаимозависимости и аффилированности между данными лицами;
  • Банк вправе устанавливать индивидуальные тарифы для Клиента на отдельные виды услуг, оставив при этом стандартные тарифы для других клиентов. Действия Банка по установлению Клиенту индивидуального тарифа на отдельную услугу с учетом специфики деятельности Клиента и оказания последнему комплексного банковского обслуживания, приносящего Банку значительный доход, несопоставимый с размером комиссии за услуги по инкассации, не свидетельствуют об отсутствии разумной деловой цели в действиях налогоплательщика.

Суд также детально проанализировал обоснованность примененных Инспекцией подходов к определению «рыночной» цены на услуги по инкассации и по результатам проведенного анализа сделал вывод об их некорректности ввиду несоответствия методологии трансфертного ценообразования (далее – «ТЦО»), установленной ст. 105.3 НК РФ.

Так, суд отметил, что при определении рыночной цены на услуги по инкассации Инспекцией:

  • использовались сведения о ценах на неидентичные (неоднородные) услуги (услуги по пересчету денежных средств);
  • при выборе сопоставимых сделок использовались обобщенные данные о тарифах банков в отношении клиентов без указания их категории (юридические лица / ИП / кредитные организации), то есть без проверки их сопоставимости с Клиентом Банка; либо данные о тарифах третьих лиц, установленных в отношении компаний, несопоставимых по объёму выручки с Клиентом, а также установленных в периоды, не соответствующие проверяемому периоду;
  • при выборе сопоставимых сделок не были учтены факторы, оказывающие влияние на ценообразование спорных услуг (территория оказания услуг, объем проинкассированных денежных средств, количество пунктов инкассации, количество заездов в месяц и др.);
  • частично применялись положения ст. 40 НК РФ, которые утратили силу в отношении сделок, доходы и расходы по которым признаются в целях гл. 25 НК РФ после 01.01.2012;
  • был нарушен принцип определенности налогообложения (п. 6 ст. 3 НК РФ), поскольку расчет налоговых обязательств Банка был выполнен приблизительно.

Помимо этого, данное дело примечательно проявленной судом инициативой по перепроверке сделанных Инспекцией выводов путем направления судебного запроса в Сбербанк для анализа размера тарифа на спорные услуги, которые оказывались Клиенту предыдущим обслуживающим банком.

Таким образом, подход суда к рассмотрению настоящего дела показывает, что вопросы методологии ТЦО выходят за рамки ТЦО-комплаенса и немногочисленных споров по результатам ценовых проверок и становятся все более актуальными при разрешении споров по итогам обычных, «неценовых» налоговых проверок. При этом в судебной практике по неценовым спорам в последнее время наблюдается позитивная тенденция, заключающаяся в акцентировании судами внимания на использовании консервативной методологии ТЦО, а не каких-либо ее вариаций или иных квази-методов, которые были крайне популярны среди территориальных налоговых органов и судов во время становления и развития законодательства по ТЦО.

Кроме того, необходимо отметить возрастающий интерес налоговых органов к ценообразованию в сделках с кредитными и финансовыми организациями, которые долгое время находились в тени, но в последнее время все чаще являются предметом споров между бизнесом и налоговыми органами.

Специалисты российской налоговой практики Dentons имеют значительный опыт консультирования по вопросам ТЦО и готовы оказать всестороннюю поддержку по следующим направлениям:

  • Споры по ТЦО: сопровождение налоговых проверок в отношении как контролируемых, так и неконтролируемых сделок;
  • Российский ТЦО-комплаенс: подготовка уведомлений о контролируемых сделках и ТЦО-документации;
  • Страновая отчетность для МГК: подготовка уведомлений об участии в МГК, глобальной и национальной документации, разработка и анализ странового отчета;
  • ТЦО-диагностика: выявление ТЦО-рисков компаний группы по внутригрупповым сделкам, в том числе в рамках цепочки поставок, участия, финансирования, владения и использования НМА и др.
  • ТЦО-консалтинг: разработка политик и методик по ТЦО, консультирование по вопросам ценообразования в рамках сделок с НМА, оказания внутригрупповых услуг, поставок иностранному трейдеру, деривативов и пр.
  • ТЦО-структурирование: разработка концепции ценообразования в рамках корпоративных, операционных и финансовых реструктуризаций;  
  • Соглашения о ценообразовании: сопровождение заключения одно-, дву- и многосторонних соглашений.