Развитие судебной практики по вопросам уведомления об участии в иностранных организациях и о контролируемых иностранных компаниях

Print Friendly, PDF & Email

Январь 2019 года ознаменовался всплеском судебной активности в плане рассмотрения вопросов, связанных с подачей российскими организациями уведомлений об участии в иностранных организациях и уведомлений о контролируемых иностранных компаниях (КИК). Сразу четыре дела, рассмотренных Арбитражным судом г. Москвы, обратили на себя наше внимание. Речь идет о делах Москабельмет[1], ИНФРАСТРУКТУРА ТК[2], Альмера[3] и Инспекторат Р[4].

Все указанные дела касались вопроса применения ответственности (п.п. 1 и 2 ст. 129.6 НК РФ) за нарушение сроков представления в налоговые органы уведомлений об участии в иностранных организациях и уведомлений о КИК. Во всех указанных делах суд встал на сторону налоговых органов (лишь в одном деле судом были выявлены смягчающие обстоятельства, позволившие ему уменьшить размер примененного к налогоплательщику штрафа).

Анализ судебных актов, принятых судом первой инстанции по перечисленным делам, позволяет сделать следующие обобщенные выводы:

  • нарушение налогоплательщиком – российской организацией форм (форматов) представления уведомлений об участии в иностранных организациях квалифицируется как непредставление указанного уведомления в установленный срок; в частности, к такого рода нарушению относится направление налогоплательщиком-организацией уведомления об участии в иностранных организациях не в электронной форме (на бумажном носителе) и не по ТКС;
  • уведомление о КИК подлежит представлению не позднее 20 марта года, следующего за календарным годом, в свою очередь следующим за календарным годом, на который приходится конец финансового года иностранной организации (например, в отношении результатов финансового года КИК, заканчивающегося 31.12.2015, уведомление о КИК подлежит представлению не позднее 20.03.2017);
  • обязанность по представлению в налоговый орган уведомлений о КИК не зависит от финансового результата деятельности КИК в конкретном финансовом году (в частности, от факта получения КИК убытка, а не прибыли)[5];
  • освобождение от ответственности, предусмотренной п.1 ст.129.6 НК РФ, на основании абз. 2 п. 1 ст. 25.14 НК РФ (в случае представления налогоплательщиком в налоговый орган уведомления о КИК в ответ на направленное ему требование налогового органа представить такое уведомление, если у налогового органа имеется информация о том, что налогоплательщик является контролирующим лицом иностранной организации или иностранной структуры без образования юридического лица) применяется только в случае признания налогоплательщика контролирующим лицом КИК по основаниям, предусмотренным пп. 2 п. 2 ст. 25.13 НК РФ; в иных случаях (в частности, при наличии у налогоплательщика доли участия в иностранной организации, превышающей 25%) данное освобождение от ответственности не применяется;
  • смягчающее налоговую ответственность обстоятельство должно находиться в причинно-следственной связи с самим правонарушением, то есть отражаться на объективной и субъективной стороне противоправного деяния, носить непреодолимый характер, не зависеть от воли виновного лица, мешать ему предотвратить правонарушение либо его последствия;  
  • отсутствие материальных последствий для бюджета не имеет значения для квалификации бездействия налогоплательщика в качестве правонарушения, установленного п. 1 ст.129.6 НК РФ, поскольку санкция, предусмотренная данной нормой, направлена против действий (бездействия) налогоплательщиков, которые наносят организационный ущерб, так как в результате их совершения налоговые органы не могут полноценно осуществлять свои контрольные функции;
  • поскольку надлежащее исполнение налогоплательщиком обязанностей, предусмотренных налоговым законодательством, является нормой поведения налогоплательщика, самостоятельность выявления налогоплательщиком ошибок и представление налогоплательщиком уточненного уведомления о КИК не может рассматриваться в качестве обстоятельства, смягчающего ответственность;
  • применение к налогоплательщику штрафа, установленного в п. 1 ст. 129.6 НК РФ, в максимальном размере (100 000 руб. за каждую иностранную организацию, в отношении которой уведомление о КИК не подано в срок, установленный п. 2 ст. 25.14 НК РФ) не дает оснований для утверждения о несоразмерности налоговой санкции совершенному налоговому правонарушению;
  • ведение налогоплательщиком социально значимой деятельности (оказание спонсорской помощи) также не признается смягчающим ответственность обстоятельством, поскольку в настоящий момент такая деятельность стимулируется государством иными способами, в том числе предоставлением налоговых и таможенных льгот, а также с помощью предоставления государственных услуг на льготных условиях; при этом ведение благотворительной деятельности в качестве основания для смягчения налоговых санкций законом не предусмотрено;
  • совершение правонарушения при отсутствии умысла (по неосторожности) не может быть обстоятельством, смягчающим ответственность, поскольку совершение налогового правонарушения по неосторожности наравне с умышленным совершением данного правонарушения признается НК РФ виновно совершенным противоправным деянием.[6]

***

Поскольку тема смягчающих ответственность обстоятельств является одной из краеугольных тем применительно ко всем делам, связанным с выполнением налогоплательщиками формальных требований российского налогового законодательства (и дела о представлении уведомлений об участии в иностранных организациях и о КИК не являются здесь исключениями), мы не могли не прокомментировать данный вопрос.

При всей кажущейся, на первый взгляд, логичности поддерживаемой судами позиции налоговых органов об отсутствии оснований для смягчении ответственности в случае добровольного устранения налогоплательщиком допущенных им нарушений при исполнении обязанности по представлению в налоговые органы тех или иных форм отчетности, данная позиция представляется абсолютно алогичной с практической точки зрения, а именно с точки зрения интересов бюджета в плане снижения затрат на осуществление налогового администрирования.

На практике нам периодически приходится сталкиваться с ситуациями, когда налогоплательщик (физическое или юридическое лицо) по какой-то причине не подал в срок ту или иную форму отчетности в налоговые органы.

Причины могут быть разные (уважительные или не очень), но итог один: перед налогоплательщиком встает выбор – самостоятельно устранить допущенное нарушение (заполнить и подать необходимую форму, пусть и с пропуском срока) или оставить все как есть, надеясь (часто не без основания) на то, что данное нарушение не будет выявлено.

Многие и готовы были бы пойти по первому пути, но перспектива в любом случае нести ответственность, что называется, «по полной программе» выступает для них явным демотивирующим фактором. Действительно, зачем тратить время на заполнение и отправку каких-то форм, если в любом случае негативные последствия могут быть одинаковыми? Причем при добровольной подаче не поданных в срок документов данные последствия практически гарантированы, а вот если «не высовываться» – могут и не заметить.

С точки зрения эффективности системы налогового администрирования, такой подход вряд ли можно признать оптимальным. Даже если предположить, как бы оптимистично это не звучало, что российской системой налогового администрирования когда-нибудь будут охвачены 100% налогоплательщиков, связанный с этим документооборот (получение и обработка информации, составление и направление налогоплательщику актов о выявлении правонарушений и решений о привлечении к ответственности, рассмотрение апелляционных жалоб и т.п.) потребует значительных человеческих и временных ресурсов. Так почему бы не снизить данные затраты, всего лишь простимулировав налогоплательщиков самостоятельно устранять допущенные формальные нарушения снижением размера санкций в случае добровольного исполнения налогоплательщиком не исполненных в срок обязательств? Речь ни в коем случае не должна идти об устранении ответственности за совершение формальных правонарушений (поскольку это будет восприниматься некоторыми как индульгенция на нарушение требований законодательства), но снижение размера ответственности при добровольном исполнении представляется вполне уместным.

Причем для этого нет необходимости вносить изменения в законодательство, достаточно лишь подкорректировать практику правоприменения со стороны налоговых органов. Думается, позитивные результаты не заставят себя долго ждать.

***

Специалисты налоговой практики Dentons, с учетом имеющегося у них опыта применения законодательства о КИК, будут рады оказать помощь в выявлении и анализе налоговых рисков, связанных с выполнением российскими организациями и физическими лицами требований законодательства о КИК, в частности, требования о подаче уведомлений об участии в иностранных организациях (об учреждении иностранных структур без образования юридического лица) и уведомлений о КИК, а также в отстаивании интересов налогоплательщиков в налоговых органах и судах по данному вопросу.


[1] Дело №А40-229803/2018

[2] Дело №А40-235623/2018

[3] Дело №А40-263546/2018

[4] Дело №А40-264248/2018

[5] Следует отметить, что соответствующие изменения, проясняющие данный момент, были внесены в п. 2 ст. 25.14 НК РФ Федеральным законом от 27.11.2018 № 424-ФЗ, вступившим в силу с 27.12.2018.

[6] Следует отметить определенную непоследовательность суда в вопросах применения смягчающих обстоятельств. В деле Инспекторат Р именно непредумышленность совершения правонарушения (нарушения срока подачи уведомления о КИК) и самостоятельность устранения налогоплательщиком допущенного правонарушения (добровольной подачей уведомления о КИК) послужили основанием для снижения размера штрафа, предусмотренного п. 1 ст. 129.6 НК РФ, в 4 раза.