Развитие судебной практики по вопросам переквалификации сделок с долями российских компаний в сделки с недвижимым имуществом

Print Friendly, PDF & Email

14 сентября 2018 года Арбитражный суд Санкт Петербурга и Ленинградской области принял решение по делу № А56-29451/2018 по заявлению ООО «Управление автомобильного транспорта» (далее – «Общество»).

Спор между налоговым органом и налогоплательщиком возник относительно правомерности действий налогового органа по переквалификации совокупности сделок, связанных с созданием Обществом дочернего ООО с внесением в капитал данного ООО объектов движимого и недвижимого имущества и последующей продажей 100% доли в уставном капитале ООО Обществом третьему лицу, в сделки купли-продажи соответствующих объектов имущества Обществом такому третьему лицу. Результатом переквалификации стало доначисление Обществу НДС, штрафов и пени за неуплату данного налога.

Принимая решение в пользу налогоплательщика, суд первой инстанции указал на следующее:

• При разрешении налоговых споров используется принцип добросовестности налогоплательщика, согласно которому налогоплательщик предполагается добросовестным (а его действия – экономически оправданными), пока не доказано обратное. Недобросовестным является налогоплательщик, который с помощью инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях, создает схему незаконного обогащения за счет бюджетных средств.

• Налоговым органом не представлено доказательств экономической нецелесообразности создания Обществом ООО и притворности действий Общества и иных лиц, участвовавших в спорных сделках.

• Поскольку пп. 4 п. 3 ст. 39 НК РФ сам по себе определяет внесение вклада в капитал хозяйственного общества как инвестиционную операцию, в силу прямого указания закона доказывание инвестиционной составляющей данной сделки не требуется, равно как не требуется и оценка данной сделки со стороны налогового органа.

• Обществом подтвержден полезный экономический эффект от совершения оспариваемых сделок в виде дополнительного дохода, отраженного в бухгалтерском учете; сделка по продаже доли во вновь созданном ООО не была убыточной для Общества.

• Обществом документально подтверждено совершение всех действий, необходимых для внесения имущества в уставный капитал дочерней организации (включая «восстановление» «входного» НДС по внесенному имуществу.

• После продажи доли в уставном капитале ООО данное ООО в течение 3-х лет продолжает оставаться собственником внесенного в него имущества и осуществляет юридически и фактически полномочия по владению, пользованию и распоряжению данным имуществом, в том числе, несет бремя содержания данного имущества. Доказательств того, что покупатель доли в ООО осуществляет какие-либо правомочия собственника данного имущества налоговым органом не представлено.

• ООО не является фиктивным контрагентом или недействующим юридическим лицом, фактически располагается по своему юридическому адресу, применяет общую систему налогообложения, в полном объеме отражает результаты хозяйственной деятельности в налоговой отчетности, несет реальные расходы на ее осуществление и уплачивает связанные с нею налоги, его генеральный директор не является «массовым».

• От осуществления операции с долей (по сравнению с операциями с имуществом) интересы бюджета не пострадали, поскольку в случае совершения операций с имуществом покупатель имел бы право предъявить к вычету ту же сумму НДС, которую должен был бы начислить и уплатить в бюджет продавец.

• Само по себе прекращение обязательства покупателя доли в ООО по ее оплате зачетом встречных требований по договорам займа (в которых покупатель доли выступал в роли займодавца, а продавец – в роли заемщика) не свидетельствует о притворности сделки, поскольку заемное финансирование было реально предоставлено покупателем продавцу. Данный зачет встречных требований не может быть квалифицирован как отступное, в связи с чем отсутствуют основания для применения положений законодательства об НДС, предусматривающих начисление НДС в отношении операции по передаче отступного.

Специалисты налоговой практики Dentons имеют значительный опыт консультационной и претензионной работы по вопросам, касающимся структурирования M&A сделок, и будут рады оказать помощь в структурировании таких сделок, выявлении и минимизации сопутствующих налоговых рисков, а также в сопровождении налоговых проверок и отстаивании интересов налогоплательщиков в налоговых органах и судах.