Развитие судебной практики по вопросам применения положений, регулирующих налогообложение доходов иностранных организаций от источников на территории Российской Федерации

Print Friendly, PDF & Email

07 сентября 2018 года Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда РФ приняла определение по делу ГалоПолимер Кирово-Чепецк (дело № 309-КГ18-6366), касающегося толкования положений российского налогового законодательства, регулирующего налогообложение доходов иностранных организаций от источников в РФ, а также классификации таких доходов для целей международных налоговых договоров.

Следует отметить, что судьба данного дела была не из легких. Суд первой инстанции отказал налогоплательщику в удовлетворении заявленного им требования о признании недействительным решения налогового органа, а суды апелляционной и кассационной инстанций, наоборот, приняли сторону налогоплательщика.

Итак, российская организация перечисляла в пользу иностранной компании плату за услуги (конкретно за услуги по развитию проекта по созданию, детерминации и продаже углеродных активов), не удерживая при этом налог на доходы иностранных организаций на основании п. 2 ст. 309 НК РФ, предусматривающего освобождение доходов иностранных организаций от продажи товаров или иного имущества, осуществления работ, оказания услуг, не связанных с осуществлением иностранной организацией деятельности на территории РФ через постоянное представительство, от налога на доходы иностранных организаций.

Налоговый орган оспорил реальность оказанных услуг на основании концепции необоснованной налоговой выгоды и, помимо отказа налогоплательщику в вычете соответствующих расходов, предъявил требование о взыскании с него не удержанной суммы налога на доходы иностранных организаций и пени.

Поддерживая позицию налогового органа и отменяя судебные акты апелляционной и кассационной инстанций, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда РФ указала на следующее:

  • Норма п. 1 ст. 309 НК РФ предусматривает открытый перечень доходов иностранных организаций, не связанных с осуществлением деятельности в РФ (пассивных доходов), подлежащих налогообложению на территории РФ в случае, если территория РФ является местом возникновения экономической выгоды (дохода). Норма п. 2 ст. 309 НК РФ, в свою очередь, является исключением из общего правила, установленного п. 1 ст. 309 НК РФ;
  • Если выплачиваемый иностранной организации доход прямо не упомянут в п. 1 ст. 309 НК РФ, на налоговом органе лежит бремя доказывания возможности отнесения произведенных выплаты к категории пассивных доходов и связь данного дохода с территорией РФ;
  • Положения ст. 54.1 НК РФ и п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 не исключают возможность изменения налоговым органом квалификации выплат, произведенных иностранной организации, если доходы от активных операций (реализации товаров, работ, услуг, отчуждения имущественных прав) представляют собой скрытую выплату пассивных доходов;
  • Поскольку в рассматриваемом деле денежные средства были перечислены канадской компании без установления факта оказания услуг или намерения оказать услуги, они должны признаваться как перечисленные безвозмездно; при этом для квалификации дохода как полученного безвозмездно значение имеет факт осознания формальным получателем услуг того, что он участвует в фиктивном документообороте и услуги фактически оказаны не будут;
  • Примечательно, что судом были отвергнуты ссылки налогоплательщика на наличие вступившего в законную силу решения иностранного суда о взыскании российской организацией предоплаченной стоимости не оказанных услуг, поскольку российским судом факт обращения российской организации в иностранный суд оценен в качестве элемента «схемы» (получение судебного решения без цели действительного взыскания задолженности). Об этом, по мнению ВС РФ, свидетельствует факт удовлетворения иностранным судом исковых требований к иностранной организации – получателю дохода на основании общей информации о сделках и выборочных сведениях об их исполнении, а также при неявке ответчика – иностранной организации. При этом учтен и факт отсутствия у иностранной организации активов, которые бы позволяли российской организации реально вернуть стоимость не оказанных услуг.
  • Указанное выше позволило суду первой инстанции и ВС РФ квалифицировать осуществленную налогоплательщиком выплату как безвозвратную выплату пассивного дохода.
  • Что касается квалификации соответствующей выплаты для целей применения международного налогового договора, ВС РФ указал на невозможность ее квалификации в качестве дохода от предпринимательской (то есть активной) деятельности и квалифицировал спорную выплату в качестве «другого» дохода, облагаемого в соответствии с применимым международным налоговым договором в стране источника дохода, то есть в РФ.

Специалисты налоговой практики Dentons, с учетом имеющегося у них опыта консультационной и претензионной работы по вопросам, касающимся применения норм российского законодательства о налогообложении доходов иностранных организаций и соответствующих положений международных налоговых договоров, будут рады оказать помощь в выявлении и анализе налоговых рисков, связанных с правильностью квалификации доходов иностранных компаний для целей применения налога у источника в отношении доходов, выплачиваемых им российскими организациями, а также в сопровождении налоговых проверок и отстаиванию интересов налогоплательщиков (налоговых агентов) в налоговых органах и судах по данным вопросам.