Развитие судебной практики по вопросам зачета в России уплаченных (удержанных) иностранных налогов на доходы физических лиц

Print Friendly, PDF & Email

29 июня 2018 года Арбитражный суд Мурманской области вынес решение по делу ОАО «МАГЭ» (далее – «Общество»).[1]

Предметом спора между налогоплательщиком и налоговым органом стало требование российской организации осуществить зачет иностранного налога на доходы физических лиц (сотрудников данной организации), который был уплачен российским работодателем, против налога, удержанного им с этих же сотрудников в России, и возвратить излишне удержанный налог.Вне зависимости от принятого решения дело интересно двумя аспектами:

  1. Во-первых, в нем, пожалуй, впервые в российской судебной практике содержится подробный анализ положений международного налогового договора и Комментариев к Модельной налоговой конвенции ОЭСР относительно налогообложения заработной платы, полученной российскими работниками в связи с осуществлением трудовой деятельности за пределами территории РФ;
  2. Во-вторых, в судебном акте упоминается о проведении по просьбе налогоплательщика взаимосогласительной процедуры между компетентными органами РФ и Норвегии с целью устранения неясностей в применении международного налогового договора между двумя странами. Причем заметим, что, судя по всему, компетентным органам удалось прийти к консенсусу относительно распределения прав на налогообложение доходов сотрудников российской организации между странами.

Что касается собственно результатов рассмотрения дела, то суд отказал российской организации в удовлетворении требования о признании незаконным отказа в возврате излишне уплаченной суммы НДФЛ и об обязании налогового органа осуществить возврат указанной суммы.

В обоснование своего решения суд первой инстанции привел следующие доводы:

  • Российская организация обратилась в налоговый орган с заявлением о возврате излишне уплаченного налога с пропуском трехлетнего срока, установленного п. 7 ст. 78 НК РФ (три года со дня уплаты налога), в связи с чем отказ налогового органа возвратить указанную сумму был правомерен. При этом суд признал, что пропуск данного срока не являлся препятствием для обращения налогоплательщика в суд с требованием о возврате излишне уплаченного налога, поскольку заявление в суд было подано в течение трех лет с момента, когда налогоплательщик узнал или должен был узнать о нарушении своего права.
  • Суд сослался на положения Протокола к Конвенции от 26.03.1996 между Правительством РФ и Правительством Королевства Норвегии «Об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от уплаты налогов на доходы и капитал», в соответствии с которым «лицу, являющемуся резидентом одного Договаривающегося Государства, не предоставляются другим Договаривающимся Государством преимущества Конвенции в отношении полученных доходов и принадлежащего капитала в связи с деятельностью, осуществляемой в любой зоне, находящейся за пределами территориального моря Договаривающегося Государства, которая в соответствии с нормами международного права признается или может быть признана по законодательству этого Договаривающегося Государства как зона, где это Договаривающееся Государство может осуществлять права в отношении морского дна и морских недр и их природных ресурсов». Поскольку в рассматриваемой ситуации российская организация осуществляла деятельность с привлечением своих сотрудников на континентальном шельфе Норвегии, то суд, применив данное положение Протокола к Конвенции, пришел к выводу о том, что ст. 15 Конвенции, регулирующая порядок налогообложения заработной платы, применению не подлежит.
  • За отсутствием применимых положений Конвенции, регулирующих налогообложение заработной платы, суд посчитал, что доходы сотрудников (членов экипажа судна) российской организации подлежали налогообложению в Норвегии в соответствии с положениями норвежского налогового законодательства и в России (в соответствии с подп. 6.1 п. 1 ст. 208 НК РФ). При этом, однако, суд допустил применение положений Конвенции, регулирующих устранение двойного налогообложения (ст. 23 Конвенции).
  • Поскольку речь шла об уплате норвежского налога на доходы физических лиц, суд посчитал, что обратиться за зачетом иностранного налога и возвратом излишне удержанного российского НДФЛ должны были физические лица – сотрудники российской организации. По мнению суда, зачет иностранного налога на доходы физических лиц через налогового агента российское налоговое законодательство не предусматривает.
  • Возврат излишне уплаченного налога может быть осуществлен лишь после проведения зачета иностранного налога, если выяснится, что сумма российского НДФЛ, удержанная и перечисленная налоговым агентом, превысила сумму НДФЛ, которая подлежала уплате с учетом зачета иностранного налога. В рассматриваемой ситуации физические лица за зачетом иностранного налога не обращались, в связи с чем отсутствуют основания для возврата излишне удержанной суммы налога.

Специалисты налоговой практики Dentons имеют большой опыт консультирования по вопросам, связанным с зачетом уплаченных физическими лицами или удержанных с них иностранных налогов, а также возвратом излишне уплаченного (удержанного) российского НДФЛ, и будут рады оказать помощь в оформлении всех необходимых документов и осуществлении процедуры зачета иностранного налога и (или) возврата излишне уплаченного (удержанного) российского НДФЛ, включая коммуникацию с налоговыми органами по данным вопросам.

[1] Дело №А42-2441/2017