Развитие судебной практики по вопросам определения налоговым агентом материальной выгоды по НДФЛ, возникшей у физических лиц в результате приобретения акций

Print Friendly, PDF & Email

7 мая 2018 года Арбитражный суд Кемеровской области принял решение по делу АО Холдинговая компания «Сибирский Деловой Союз» (далее – «Общество», дело № А27-7689/2017), предметом которого являлось оспаривание налоговым органом примененного Обществом способа определения и размера материальной выгоды по НДФЛ, возникшей у физических лиц от приобретения ими акций российских организаций, не обращающихся на организованном рынке ценных бумаг (далее – «ОРЦБ»). В рассматриваемом деле, пожалуй, впервые в известной практике судом была сформулирована правовая позиция о соотносимости нормативно-правовых актов в отношении порядка определения расчетной цены акций, не обращающихся на ОРЦБ, для целей исчисления НДФЛ и налога на прибыль, что, на наш взгляд, заслуживает особого внимания.

Согласно материалам дела, Общество реализовало аффилированным физическим лицам акции российских организаций, не обращающиеся на ОРЦБ. При определении налоговой базы по налогу на прибыль по указанным операциям в порядке, предусмотренном п. 6 ст. 280 НК РФ, Общество признало доход исходя из расчетной цены акций, определенной по стоимости чистых активов эмитентов ценных бумаг. Вместе с тем, при определении Обществом как налоговым агентом материальной выгоды по НДФЛ в порядке, предусмотренном п. 1 ст. 226 НК РФ, п.п. 3, 4 ст. 212 НК РФ, расчетная цена акций определялась исходя из их оценочной стоимости, указанной в отчетах независимых оценщиков о рыночной стоимости реализованных ценных бумаг (далее – «Отчеты оценщиков»). При этом такой разный порядок определения расчетной цены акций для целей исчисления налога на прибыль и НДФЛ был закреплен положениями об учетной политике Общества для целей налогообложения.

Устанавливая размер материальной выгоды по НДФЛ в ходе выездной налоговой проверки Общества, Межрайонная ИФНС России по Кемеровской области (далее – «Инспекция») определила величину материальной выгоды по НДФЛ исходя из стоимости чистых активов акционерных обществ, чьи акции были приобретены физическими лицами, т.е. в том же порядке, который был применен Обществом в целях исчисления базы по налогу на прибыль. В результате, Инспекция сделала вывод о том, что доход в виде материальной выгоды, полученный физическими лицами от приобретения ценных бумаг, был занижен, и предложила Обществу удержать и перечислить в бюджет неисчисленные суммы НДФЛ. В обоснование своей позиции Инспекцией было заявлено следующее:

  • Из порядка определения расчетной цены необращающихся ценных бумаг в целях главы 23 НК РФ (утв. Приказом ФСФР от 09.11.2010 № 10-65/пз-н, далее – «Порядок в целях главы 23 НК РФ») следует, что в этом случае следует руководствоваться порядком определения расчетной цены таких ценных бумаг, установленным для целей главы 25 НК РФ (утв. Приказом ФСФР от 09.11.2010 № 10-66/пз-н, далее – «Порядок в целях главы 25 НК РФ»);
  • Следовательно, если для целей определения дохода по налогу на прибыль налогоплательщиком выбран и закреплен в учетной политике один из способов определения расчетной цены согласно Порядку в целях главы 25 НК РФ (исходя из размера чистых активов/отчета оценщика/существующих на рынке цен), то такой способ (в рассматриваемом случае – исходя из размера чистых активов) должен применяться и для целей исчисления НДФЛ, а право выбора иного способа отсутствует.
  • Кроме того, Отчеты оценщиков составлены не на дату совершения сделок по реализации акций, что противоречит положениям п. 4 ст. 212 НК РФ.

Не согласившись с мнением Инспекции, суд отметил, что вышеназванные порядки устанавливают способы определения расчетной цены необращающихся на ОРЦБ акций, но не содержат прямых норм о том, что такие способы должны быть идентичными для целей главы 25 НК РФ и главы 23 НК РФ. При этом условия применения конкретных способов для целей налогообложения устанавливаются в учетной политике налогоплательщика / налогового агента. Следовательно, в рамках одной сделки с одним и тем же объектом (реализация ценных бумаг) между одними и теми же сторонами сделки, имеющими разный налоговый статус, не предполагается обязательное единство методов определения дохода в целях исчисления налога на прибыль и такого вида дохода, как материальная выгода в целях исчисления НДФЛ.

При этом суд поддержал позицию Инспекции касательно невозможности использования Отчетов оценщиков и принятия в качестве допустимых доказательств разъяснений оценщиков к своим ранее выпущенным отчетам, согласно которым стоимость акций на даты совершения сделок идентична стоимости акций на даты изготовления соответствующих Отчетов оценщиков. В этой части суд прямо указал на то, что для целей расчета налоговой базы по НДФЛ в отношении дохода в виде материальной выгоды от приобретения ценных бумаг, не обращающихся на ОРЦБ, их рыночная стоимость определяется на дату совершения сделки. Несмотря на это, суд вынес решение в пользу Общества, поскольку представленные им в ходе разбирательства дополнительные Отчеты оценщиков об определении рыночной стоимости акций непосредственно на даты совершения сделок опровергли утверждение Инспекции о возникновении материальной выгоды по НДФЛ при реализации акций.

Содержащиеся в рассмотренном судебном акте правовые позиции заслуживают внимания при структурировании внутригрупповых операций и обеспечении их надлежащего документального оформления, включая подготовку обоснованных и проработанных отчетов об оценке рыночной стоимости имущества.

Специалисты налоговой практики Dentons имеют значительный опыт структурирования внутригрупповых операций и сопровождения корпоративной реструктуризации, снижения налоговых рисков, связанных с ценообразованием, включая оценку рыночного уровня цен и подготовку обосновывающей ТЦО документации, а также консультирования по вопросам ценообразования формально неконтролируемых сделок и готовы оказать всестороннюю поддержку по этим вопросам.