Развитие судебной практики по вопросам переквалификации факторинга в заем

Print Friendly, PDF & Email

12.04.2018 Арбитражный суд Кемеровской области вынес решение по делу общества с ограниченной ответственностью «Энергоуголь» (далее – «Общество», дело № А27-14559/2017). Суть спора заключалась в определении налоговых обязательств налогоплательщика по налогу на прибыль и НДС в связи с переквалификацией совершенных сделок по договорам факторинга в сделки заемного финансирования.

Согласно материалам дела, налогоплательщик привлекал от независимого контрагента (далее – «Финансовый агент») по договорам факторинга финансирование под уступку денежных требований, вытекающих из договоров поставки угля покупателям – третьим лицам. Суммы вознаграждения и штрафные санкции в пользу Финансового агента были учтены Обществом в составе расходов по налогу на прибыль, а суммы предъявленного контрагентом НДС по причитающемуся вознаграждению были предъявлены к вычету.

Не оспаривая реальность использования предоставляемых Обществу денежных средств, налоговый орган посчитал, что сложившиеся хозяйственные отношения фактически не являются факторинговыми в смысле гл. 24 ГК РФ, в связи с чем признал необоснованным вычет Обществом соответствующих сумм расходов и НДС.

Суд поддержал позицию налогового органа в части несоответствия спорных хозяйственных отношений правовой природе факторинга с учетом того, что сторонами не было выполнено одно из основных существенных условий договора финансирования под уступку денежного требования: возникновение самого права требования исходя из условия договора с покупателем на момент его передачи или наступление определенного договором события, в связи с которым такое требование возникает. В рассматриваемом деле ни по одному договору поставки момент возникновения обязанности по оплате поставленного Обществом покупателю товара не наступил (отгрузки осуществлялись на условиях отсрочки платежа). В то же время Общество к моменту возникновения денежного требования к покупателям уже возвратило Финансовому агенту полученные по договорам факторинга денежные средства с уплатой причитающегося ему вознаграждения.

При этом суд самостоятельно квалифицировал сложившиеся между сторонами отношения как заемные, принимая во внимание, что Общество фактически привлекало денежные средства Финансового агента на условиях возвратности и платности. Соответственно, реальный размер налоговых обязательств по рассматриваемому эпизоду был определен судом в связи с выявленным действительным экономическим смыслом операций согласно правовой позиции, высказанной в п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53, п. 77 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25.

Принимая во внимание то обстоятельство, что установленный договором между Обществом и Финансовым агентом размер вознаграждения, штрафных санкций не вполне соответствовал заемным отношениям, суд предложил Обществу и налоговой инспекции самостоятельно рассчитать размер расходов, который являлся бы, по их мнению, обоснованным. Обществом был представлен расчет процентов, которые могли быть учтены в составе расходов по налогу на прибыль по переквалифицированным судом отношениям исходя из средней ставки по кредитам в РФ в соответствующий период времени в размере 11,75% годовых и фактической продолжительности пользования денежными средствами. В ходе судебного разбирательства налоговой инспекцией данный расчет оспорен не был.

Несмотря на то, что операции займа не подлежат обложению НДС, в рассматриваемом случае суд, принимая во внимание правовую позицию, изложенную в п.13 Обзора судебной практики ВС РФ от 20.12.2016 № 4, также посчитал обоснованным право Общества на вычет НДС со всей суммы уплаченного Финансовому агенту вознаграждения, поскольку:

  • право покупателя на вычет ставится в зависимость от предъявления ему продавцом сумм НДС посредством счета-фактуры;
  • Обществом получены счета-фактуры, оформленные надлежащим образом, произведена реальная оплата услуг (в т.ч. НДС в стоимости услуг);
  • доказательств неотражения Финансовым агентом выручки от спорных «факторинговых» услуг, согласованности действий Общества и Финансового агента, их направленности на получение необоснованной налоговой выгоды не представлено.

Примечательным в данном деле, помимо собственно предмета спора, является, по нашему мнению, проактивная позиция суда, который, выявив несоответствие гражданско-правового оформления отношений между сторонами фактически возникшим между ними взаимоотношениям, проявил взвешенный подход к определению размера действительных налоговых обязательств с учетом баланса частных и публичных интересов. Данное дело является ярким свидетельством того, что при налоговом споре (а гораздо лучше – до налогового спора еще на стадии планирования хозяйственной операции) необходимо заранее прорабатывать варианты развития ситуации и иметь соответствующую доказательственную базу – стратегия защиты должна подразумевать не только план «А», но и план «Б», и даже план «В» и т.д.

Специалисты налоговой практики Dentons имеют значительный опыт структурирования сделок привлечения заемного и проектного финансирования, предоставления практических рекомендаций по снижению налоговых рисков, а также отстаивания заявленной позиции на всех этапах урегулирования налоговых споров, и готовы оказать всестороннюю поддержку по этим вопросам.