Развитие судебной практики по вопросам применения льготы по НДПИ, предусмотренной для участников региональных инвестиционных проектов

Print Friendly, PDF & Email

Вопрос о возможности применения льготы по НДПИ в виде нулевого коэффициента, характеризующего территорию добычи полезного ископаемого, установленного ст. 342.3-1 НК РФ (далее – «Льгота»), участниками регионального инвестиционного проекта, в отношении которого не требуется включение в реестр (далее – «РИП»), все чаще становится предметом споров с налоговыми органами. При этом большая часть таких споров находит свое разрешение только в судебном порядке. Так, с декабря 2017 г. по март 2018 г. было рассмотрено около 20 судебных дел касательно момента возникновения у участников РИП права на применение Льготы: до 1 января 2017 г. или после?

Предпосылкой возникновения спора по данному обстоятельству является принятие Федерального закона от 23 мая 2016 г. № 144-ФЗ (далее – «Закон № 144-ФЗ»), которым были уточнены и дополнены положения НК РФ касательно налогообложения участников РИП, в т.ч. расширен круг участников РИП (разделение на две категории: включенные и невключенные в реестр), установлены дополнительные налоговые преференции. Согласно вышеуказанным изменениям, организация может получить статус участника РИП, начиная с налогового периода, в котором впервые одновременно соблюдены условия, предусмотренные п. 2 ст. 284.3-1 НК РФ: (1) по данным налогового учета признана прибыль от реализации товаров, произведенных в результате реализации РИП; (2) налогоплательщиком выполнено требование о минимальном объеме капитальных вложений, установленное пп. 4.1 п. 1 ст. 25.8 НК РФ; (3) налогоплательщик обратился в налоговый орган с заявлением о применении налоговой льготы (п. 1 ст. 25.12-1 НК РФ), содержащим, помимо прочего, наименование товаров, производимых в рамках РИП. Согласно переходным положениям Закона № 144-ФЗ, вышеуказанные изменения вступают в силу не ранее чем по истечении одного месяца со дня его официального опубликования и не ранее 1-го числа очередного налогового периода по соответствующему налогу.

По мнению участников РИП, они имели право на применение Льготы за налоговые периоды, закончившиеся и до 1 января 2017 г., поскольку, как они полагали при соблюдении вышеуказанных условий и налогового периода по НДПИ, определенного как календарный месяц, положения Закона № 144-ФЗ в части возможности применения Льготы вступили в силу с 1 июля 2016 г. Тем не менее, налоговые органы посчитали, что у участников РИП такое право отсутствовало, поскольку ими не было учтено, что п. 2 ст. 284.3-1 НК РФ является нормой главы 25 НК РФ «Налог на прибыль организаций», налоговым периодом по которому признается календарный год. Таким образом, положение, вводящее возможность получения статуса участника РИП, могло вступить в силу не ранее 1 января 2017 г., и, следовательно, возможность получения статуса участника РИП для применения Льготы могла быть реализована не ранее указанного периода. Судебная практика по данному вопросу, в основном, складывается в пользу налоговых органов.

Не останавливаясь на достигнутом, налоговые органы стали использовать очередной пробел в правовом регулировании применения Льготы, и под угрозой уже находятся налоговые периоды, закончившиеся после 1 января 2017 г. В частности, предметом спора теперь становится несоответствие наименования товара, производство которого осуществляется в рамках РИП, виду добываемого полезного ископаемого, а также неподтверждение окончания производства товара за пределами территории РИП в рамках единого технологического процесса. Так, в делах АО «Покровский Рудник» (дело № А40-181753/17-107-2612) и ООО «Албынский рудник» (дело № А04-9296/2017) (далее – «Общества») Арбитражными судами г. Москвы и Амурской области были рассмотрены споры о признании процесса по добыче и аффинажу добытого полезного ископаемого за пределами территории РИП в качестве единого технологического процесса производства товара и о соответствии наименования товара, указанного в заявлении о применении Льготы, наименованию фактически реализованного конечным покупателям товара.

Как следует из указанных судебных актов, Общества направляли добытое полезное ископаемое («золото лигатурное») на аффинаж в АО «Приокский завод цветных металлов» (г. Касимов, Рязанская область), по результатам которого получали и далее реализовывали покупателям-банкам химически чистое золото в слитках («золото в слитках», «слитки золота мерные»). По результатам проведенных камеральных проверок, налоговые органы в лице МИ ФНС по КН № 5 и МИ ФНС № 1 по Амурской области (далее – «Инспекции») пришли к выводу, что применение Льготы в отношении реализованной Обществами продукции неправомерно. В обоснование своей позиции Инспекциями, в дополнение к претензиям касательно обоснованности применения Льготы до 1 января 2017 г., было также указано на окончание процесса производства товара за пределами территории РИП, а также на несоответствие наименования указанного в заявлении о применении Льготы товара наименованию фактически реализованного товара.

Суды, разрешая спор в пользу Инспекций, помимо подтверждения неправомерности применения Льготы за периоды до 1 января 2017 г., также указали на следующее:

  • Согласно п. 2 ст. 25.8 НК РФ требование о реализации РИП на территории одного из субъектов РФ, указанных в пп. 1 п. 1 ст. 25.8 НК РФ, также признается выполненным, если РИП предусматривает производство товаров в рамках единого технологического процесса на территориях нескольких субъектов РФ, перечисленных в перечне. Процесс добычи и аффинажа добытого полезного ископаемого признается единым технологическим процессом производства товара в рамках РИП. Между тем, Рязанская область, на территории которой осуществляется аффинаж добытого полезного ископаемого, не входит в перечень таких территорий.
  • Наименование товара, указанного в заявлении о применении Льготы как «золото лигатурное» (по контексту можно предположить, что он соответствует виду добываемого минерального сырья, указанного в утверждённых проектах разработки месторождений Обществ – прим. Dentons), не соответствует наименованию фактически реализованного покупателям (банкам) в результате реализации РИП товара – химически чистого золота в слитках.

Очевидно, что, принимая указанные решения, суды исходили из буквального толкования законодательных норм, в том числе и в части соблюдения требований к территории, в пределах которой должно быть полностью закончено производство предусмотренного РИП товара, соответствия наименования товара, указываемого в заявлении о применении Льготы, фактически реализованному. Между тем, непрекращающиеся попытки налоговых органов оспорить применение Льготы и льготного режима РИП в принципе неминуемо вызывают вопрос – насколько такие действия отвечают декларируемым целям привлечения инвестиций в экономически проблемные регионы? Возможно, инициирование фискальными органами хотя бы обсуждения необходимости уточнений льготного режима РИП, в том числе, с распространением его на прошлые периоды, будет иметь для государства более позитивный экономический эффект, нежели постоянное введение налогоплательщиков – участнико РИП в состояние стресса?

Специалисты налоговой практики Dentons обладают значительным опытом оказания бизнесу комплексных услуг, обеспечивающих получение различных форм государственной поддержки «под ключ», а также проведения анализа корректности расчета текущих налоговых обязательств, оценки правомерности применения налоговых льгот, установленных федеральным и/или региональном законодательством, оказания практического содействия в получении/подготовке документации, необходимой для применения налоговых льгот/получения мер государственной поддержки.