Развитие судебной практики по вопросам определения места реализации трансграничных услуг для целей применения положений законодательства об НДС

30 июля 2020 года Арбитражный суд г. Москвы вынес решение по делу ООО «Страховая компания «СиВ Лайф»[1] (далее – «Общество»). Предметом спора стали разногласия между Обществом и налоговым органом относительно квалификации услуг, оказанных Обществу иностранной компанией, по организации поощрительных зарубежных поездок сотрудников российской организации – партнера Общества для стимулирования таких сотрудников  к продвижению продуктов Общества клиентам данной организации.

Общество квалифицировало оказанные ему услуги как услуги в сфере туризма и отдыха и  местом их реализации считало территории соответствующих иностранных государств, поскольку они фактически оказывались за пределами РФ. В этой связи Общество не удерживало российский НДС с сумм вознаграждения, выплачиваемых иностранной компании – исполнителю.

Налоговый орган, напротив, посчитал, что оказанные Обществу услуги должны квалифицироваться как маркетинговые и рекламные услуги, местом реализации которых согласно подп. 4 п. 1 ст. 148 НК РФ является место деятельности заказчика (в данном случае – место деятельности Общества).

Поддерживая позицию Общества, суд первой инстанции указал на следующее:

  • Поскольку действующее российское законодательство о налогах и сборах не содержит определения понятия «маркетинговые услуги, в силу п. 1 ст. 11 НК РФ данное понятие подлежит применению в том значении, в каком оно используется в иных отраслях законодательства.
  • ФНС России и Минфин России в своих разъяснениях (письма от 20.02.2006 № ММ-6-03/183@ и от 03.06.2009 № 03-07-08/118) указывали на то, что под маркетингом следует понимать деятельность по продвижению товаров и услуг от производителя к потребителю, а также деятельность по изучению текущего рынка сбыта. При этом действовавший в проверяемых периодах ОКВЭД относил деятельность по исследованию рынка к «предоставлению прочих видов услуг», определяя содержание данной деятельности в рамках подгруппы 74.13.1 группы 74.13. Таким образом, именно перечисленные в данной подгруппе виды деятельности и должны быть отнесены к маркетинговым услугам для целей применения подп. 4 п. 1ст. 148 НК РФ.
  • В соответствии с п. 4 ст. 148 НК РФ документами, подтверждающими место оказания услуг, являются контракты, а также документы, подтверждающие выполнение работ (оказание услуг). Проанализировав содержание контрактов Общества с иностранной компанией – исполнителем (включая калькуляции затрат на проведение мероприятий), приказы генерального директора Общества о премировании сотрудников его российского партнера зарубежными поездками, а также подписанные сторонами акты оказанных услуг, суд установил, что иностранная компания – исполнитель организовывала по поручению Общества поощрительные туристические поездки за пределами РФ и оказывала ему содействие в приобретении необходимых услуг (услуг гостиниц, транспортных организаций, ресторанов, кафе, экскурсионных фирм, музеев, аттракционов, спортивных мероприятий и т.п.).
  • Из представленных Обществом документов не следует, что в ходе организованных им мероприятий проводилось изучение потенциальных возможностей рынка, приемлемости продукции, осведомленности о ней и потребительских привычках потребителей в целях продвижения каких-либо товаров, разработки новых видов продукции и т.п. Данные мероприятия были направлены на стимулирование сотрудников российского  партнера Общества к продвижению продуктов Общества.
  • Привлеченная иностранная компания не являлась ни рекламным, ни консалтинговым агентством.
  • Поскольку налоговое законодательство исходит из приоритета существа операций над формой, формальный подход налогового органа (оценка исключительно предмета рамочного договора, допускающего возможность оказания услуг по брендингу и мерчендайзингу, без принятия во внимание обстоятельств заключения данного договора, документов, раскрывающих содержание конкретных оказанных услуг (калькуляций мероприятий и актов оказанных услуг, без допроса сотрудников Общества и  его российского партнера и без оценки взаимоотношений между Обществом и его российским партнером) не позволяет признать позицию налогового органа правомерной.
  • Предмет услуг определяется не целью их приобретения, как было заявлено налоговым органом, а содержанием выполняемых исполнителем действий и их результатом. При этом результатом оказания услуг в рассматриваемой ситуации было не содействие сбыту услуг Общества, а организация отдыха премированных физических лиц.
  • Наконец, стоимость поощрительных поездок включалась в облагаемый НДФЛ доход премированных физических лиц и при этом не включалась в состав расходов для целей налога на прибыль.

Интересно, что непоследовательность налогового органа в проведении налоговой реконструкции (доначисление НДС без включения затрат в состав расходов Общества для целей налога на прибыль) также была отмечена судом в качестве обстоятельства, препятствующего признанию оспариваемого решения налогового органа законным.                               

Специалисты налоговой практики Dentons имеют богатый опыт консультирования налогоплательщиков по вопросам квалификации трансграничных сделок и определения места их реализации для целей НДС, а также сопровождения налоговых проверок и защиты интересов налогоплательщиков в судах по эпизодам, связанным с применением положений российского законодательства об НДС к трансграничным сделкам, и будут рады оказать всестороннюю поддержку по данным направлениям.


[1] Дело №А40-308083/2019.

ПОДПИСАТЬСЯ
Получать уведомления о новых публикациях.
Джангар Джальчинов

Джангар Джальчинов

Борис Брук

Борис Брук