Развитие судебной практики по вопросу возврата иностранной компании налога, излишне удержанного с дивидендов у источника в России

28 июля 2020 года Арбитражный суд города Москвы вынес решение по делу № А40-331110/19, в рамках которого рассматривался вопрос о возврате налога, излишне удержанного с дивидендов, выплаченных иностранной компании, у источника в РФ.

Как следует из судебного акта, частная акционерная компания с ограниченной ответственностью РАНТИП ИНВЕСТ ЛИМИТЕД (далее – «Компания»), зарегистрированная на Кипре, обратилась в российские налоговые органы с заявлениями о возврате суммы налогов, излишне удержанных АО «МАКФА» с дивидендов у источника в РФ в 2017-2018 годах (по ставке 15% вместо применимых по Соглашению об избежании двойного налогообложения между Россией и Кипром 10%).

Решениями налоговых органов в возврате излишне удержанных налогов было отказано. Основанием для отказа послужил вывод налоговых органов о кондуитности деятельности Компании и отсутствии у нее фактического права на доход.

Суд первой инстанции, поддерживая выводы налоговых органов, указал, что правом на подачу заявления о возврате налога на основании п.п. 2 и 3 ст. 312 НК РФ обладает исключительно лицо, являющееся фактическим получателем дохода, с которого налог у источника в РФ был удержан излишне. Предоставление всех документов, предусмотренных п. 2 ст. 312 НК РФ, не возлагает на налоговые органы обязанность осуществить возврат налога, если с заявлением обращается лицо, не обладающее фактическим правом на доход.

При этом суд согласился с налоговыми органами, что Компания не обладала самостоятельностью в ведении хозяйственной деятельности и фактическим правом на распоряжение полученными дивидендами, на основании следующих обстоятельств:

  • Компания была зарегистрирована незадолго (чуть менее года) до выплаты дивидендов, не имела работников, кроме директоров. При этом директор Компании числился во множестве организаций, адрес большинства которых совпадал с адресом регистрации Компании;
  • в 2017 году Компания не уплачивала налоги на Кипре в силу наличия убытков, а в 2018 году сумма налога составила 67 тыс. евро;
  • Компания не производила инвестирование иностранного капитала в АО «МАКФА», а получила основной пакет акций в качестве вклада в уставный капитал со стороны российских физических лиц;
  • доходы Компании полностью формировались за счет дивидендов от российских дочерних обществ; при этом дивиденды от АО «МАКФА» были распределены в пользу Компании за счет прибыли, сформированной до 2017 года, что дает основание для вывода о злоупотреблении (в случае выплаты дивидендов в пользу предыдущих акционеров – физических лиц они заплатили бы 13%);
  • уполномоченными на управление банковскими счетами Компании в банке Швейцарии или лицами, указанными в документах банка в качестве бенефициарных собственников Компании, являлись бывшие акционеры АО «МАКФА» – физические лица (аналогичная ситуация имела место в отношении счета Компании в банке Австрии);
  • полученные Компанией дивиденды транзитом перечислялись в пользу ее акционеров – физических лиц (как дивиденды или по иным основаниям), далее часть средств перечислялась физическими лицами на счета Компании на Британских Виргинских островах; часть полученных дивидендов была использована Компанией на предоставление займов взаимозависимым российским юридическим лицам, которые в свою очередь перечисляли средства в качестве погашения займов в пользу АО «МАКФА»;
  • от имени Компании были оформлены доверенности на сотрудников АО «МАКФА», иных взаимозависимых с ним российских лиц, а также на лиц, неоднократно представлявших интересы АО «МАКФА», при этом поверенным не были известны руководители Компании, а сами доверенности они получили через юридическую службу АО «МАКФА».

Компания также ссылалась на то, что реальными бенефициарами дохода могут быть признаны ее акционеры – физические лица, которые в спорный период являлись налоговыми резидентами Кипра. По данному доводу суд указал, что сам факт ссылки Компании на наличие иного реального бенефициара дохода, подтверждает отсутствие у Компании фактического права на дивиденды.

При этом суд еще раз подтвердил уже сформировавшуюся в практике позицию, что в подобной ситуации налоговые органы не обязаны устанавливать конечного бенефициара дохода и применять законодательство с учетом страны его резидентства, поскольку применение предусмотренного НК РФ «сквозного» подхода предполагает, что лицо, выплачивающее доход, обязано раскрыть всю информацию и цепочку движения денежных средств до конечного получателя, а также соблюсти порядок документального подтверждения, предусмотренный ст.ст. 7 и 312 НК РФ, чего в рассматриваемом споре сделано не было. Более того, в ходе спора Компания не отказалась от фактического права на доход.

Специалисты налоговой практики Dentons имеют богатый опыт консультирования налогоплательщиков по вопросам, связанным с применением льгот, предусмотренных международными договорами по вопросам налогообложения, сопровождения налоговых проверок и защиты интересов налогоплательщиков в судах по эпизодам, связанным с применением такого рода льгот, и будут рады оказать всестороннюю поддержку по данным вопросам.

Джангар Джальчинов

Джангар Джальчинов

Лидия Чарикова

Лидия Чарикова