Развитие судебной практики по вопросам применения льгот, предусмотренных международными договорами по вопросам налогообложения

30 июня 2020 года Арбитражный суд Владимирской области вынес решение по делу ПАО «Владимирский химический завод»[1] (далее – «Общество»).

Как следует из опубликованного судебного акта, предметом рассмотрения в рамках данного дела явился вопрос о соблюдении иностранной организацией одного из условий применения 5% ставки налога на дивиденды, установленного Соглашением между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Кипр об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал от 05.12.1998 (далее – «Соглашение»), а именно требования о прямом вложении кипрской компанией суммы, эквивалентной не менее 100 000 евро, в капитал российской дочерней организации.

Поддерживая позицию налогового органа, состоящую в том, что в рассматриваемом случае данное условие иностранной организацией соблюдено не было, суд первой инстанции указал на следующее:

  • В соответствии с толкованием понятия «прямое вложение», данным компетентными органами РФ и Республики Кипр по итогам проведения взаимосогласительной процедуры, под прямым вложением в капитал компании понимается как приобретение акций при первичной или последующей эмиссиях, осуществленных непосредственно дочерней организацией, так и покупка акций на вторичном рынке через фондовую биржу или непосредственно у предыдущего владельца акций.
  • Договор купли-продажи акций, заключенный кипрской компанией с российской организацией – продавцом акций, предусматривал оплату кипрской компанией приобретенных акций путем перечисления денежных средств на счет российского продавца. Однако фактически оплата была совершена путем зачета денежных требований российского продавца к кипрской компании против встречных требований кипрской компании к российскому продавцу, вытекавших из сделок по приобретению российской организацией у кипрской компании векселей Сбербанка, а также сделок по приобретению кипрской компанией прав требования к российской организации у третьих лиц.
  • По результатам анализа исполнения сделок, совершенных российской организацией – продавцом акций, в рамках которых возникла задолженность этой организации перед третьими лицами, впоследствии приобретенная кипрской компанией и использованная для расчетов с российским продавцом за купленные акции Общества, суд пришел к выводу, что данная задолженность носила искусственный характер и образовалась между аффилированными структурами. При этом использовалась российская организация, созданная незадолго до совершения сделки по приобретению векселей Сбербанка и заведомо не имевшая необходимых для этого финансовых ресурсов, поэтому соответствующие обязательства по оплате приобретенных векселей российской организацией – продавцом акций не исполняются. Что касается приобретенных кипрской компанией прав требования к российскому продавцу акций, то срок оплаты по соответствующим договорам постоянно продлевается, в связи с чем реальные денежные средства за указанные права требования не уплачиваются.
  • Указанные обстоятельства свидетельствуют о создании цепочки сделок в целях передачи акций Общества иностранной (кипрской) компании при отсутствии реального исполнения данной компанией обязательств по оплате переданных акций, что свидетельствует об отсутствии на момент выплаты дивидендов прямого вложения кипрской компанией в капитал Общества сумм, установленных Соглашением и, соответственно, об отсутствии права Общества на льготную налоговую ставку.
  • Само по себе формальное проведение зачета встречных требований не свидетельствует о фактической оплате акций покупателем.                   

Специалисты налоговой практики Dentons имеют богатый опыт консультирования налогоплательщиков по вопросам, связанным с применением льгот, установленных международными договорами по вопросам налогообложения, а также сопровождения налоговых проверок и защиты интересов налогоплательщиков в судах по эпизодам, связанным с применением такого рода льгот, и будут рады оказать всестороннюю поддержку по данным вопросам.


[1] Дело № А11-5882/2017.

Джангар Джальчинов

Джангар Джальчинов

Борис Брук

Борис Брук