НДС на электронные услуги: последние разъяснения по услугам поставщиков из ЕАЭС и использованию защищенных каналов связи

Print Friendly, PDF & Email

По мере приближения 15 февраля – последней даты для подачи заявления о постановке на учёт иностранных поставщиков – контролирующие органы продолжают проводить разъяснительную работу по новому порядку налогообложения НДС услуг в электронной форме. В последних письмах были затронуты следующие вопросы обложения НДС услуг, оказываемых между компаниями стран – участниц ЕАЭС, а также использования защищённых каналов связи при оказании услуг.  

1. В Письме Минфина России от 18.01.2019 № 03-07-13/1/2057 рассмотрен вопрос об определении места оказания услуг для целей обложения НДС – в торговых отношениях стран – участниц ЕАЭС следует руководствоваться пунктом 29 Протокола о порядке взимания косвенных налогов («Протокол»), являющегося Приложением № 18 к Договору о ЕАЭС от 29.05.2014. Налогоплательщика, прежде всего, интересовало соотношение норм указанного международного акта и НК РФ применительно к месту оказания рекламных услуг, оказываемых через сеть Интернет.

Однако позиция Минфина России сформулирована крайне лаконично, и, к сожалению, конкретные вопросы налогоплательщиков остались без ответа. Единственное, что явно следует из разъяснений – это вывод о приоритете положений Протокола над НК РФ. Представляется, что в контексте поставленных налогоплательщиком вопросов письмо можно интерпретировать следующим образом.

Перечень услуг, облагаемых НДС по месту нахождения покупателя, в НК РФ и Протоколе различается. Протоколом (в отличие от НК РФ) отдельно не предусмотрена категория услуг, оказываемых в электронной форме. Соответственно, с учётом приоритета Протокола, если услуга, оказываемая компанией страны – участницы ЕАЭС (вне зависимости от формы ее оказания), не подпадает ни под один из видов услуг, предусмотренных пп. 1-4 п. 29 Протокола, местом реализации такой услуги должно признаваться место нахождения исполнителя (пп. 5 п. 29 Протокола). В этом случае у исполнителя из страны – участницы ЕАЭС не должна возникать обязанность по постановке на учёт в российских налоговых органах для целей уплаты НДС на услуги в электронной форме (п. 4.6 ст. 83 НК РФ).

Если услуга согласно пп. 1-4 п. 29 Протокола считается оказанной на территории РФ, то на основании п. 28 Протокола порядок взимания НДС с такой услуги определяется в соответствии с НК РФ. Это означает, что если такая услуга квалифицируется как электронная согласно ст. 174.2 НК РФ, то, по всей видимости, должен применяться новый режим налогообложения (с постановкой исполнителя из ЕАЭС на учет и самостоятельной уплатой им НДС).

Еще раз обращаем внимание на то, что изложенный порядок является хотя и логичной, но все всего лишь интерпретацией письма. Прямые ответы на вопросы в письме отсутствуют.

2. Два других разъяснения касаются вопросов применения различных защищённых соединений при оказании IT-услуг (Письма Минфина России от 22.01.2019 № 03-07-08/3061 и ФНС России от 18.01.2019 № СД-4-3/687@).

Дело в том, что большинство электронных услуг определено в п. 1 ст. 174.2 НК РФ как услуги, оказываемые с использованием сети Интернет. При этом четко установленное понятие «сети Интернет» в российском законодательстве отсутствует. Это приводило к различным спекуляциям на тему квалификации услуг, оказываемых по другим телекоммуникационным каналам связи (таким, например, как защищённые каналы связи, VPN, WAN и др.).

В указанных выше письмах Минфин и ФНС России не стали углубляться в технические детали квалификации различных типов телекоммуникационных соединений, а просто указали, что, по их мнению, на услуги, оказанные, например, с помощью VPN, нормы ст. 174.2 НК РФ также распространяются. Основанием для такого подхода стал п. 4 ст. 2 ФЗ от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», который определяет информационно-телекоммуникационную сеть как технологическую систему, предназначенную для передачи по линиям связи информации, доступ к которой осуществляется с использованием средств вычислительной техники. Поскольку большинство современных способов организации каналов связи удовлетворяет данному определению, услуги, оказываемые через них, также могут квалифицироваться как электронные.

Специалисты налоговой практики Dentons напоминают, что времени для принятия решения о постановке на учёт иностранных поставщиков IT-услуг остаётся немного, и готовы оказать необходимую помощь по следующим направлениям:

  • оценка конкретных внутригрупповых операций на предмет наличия признаков услуг в электронной форме и необходимости постановки на учёт иностранных поставщиков в российских налоговых органах;
  • выработка возможных вариантов структурирования отношений с российскими заказчиками в контексте нового порядка обложения НДС услуг в электронной форме;
  • постановка иностранных поставщиков услуг в электронной форме на учёт в российских налоговых органах.