Минфин предложил ввести конфискацию средств, незаконно выведенных за рубеж

Print Friendly, PDF & Email

В нашем обзоре важнейших налоговых событий за 1 полугодие 2019 года мы уже представляли свое видение основных трендов в области налогообложения внутригрупповых услуг. Напомним, атака налоговых органов до недавнего времени развивалась по двум основным направлениям: (1) оспаривание расходов по основанию недостаточности документального подтверждения и (2) переквалификация вознаграждения в иные типы дохода (как правило, в дивиденды).

Параллельно делались попытки найти более креативные подходы, например, использовать творчество ОЭСР для оспаривания расходов российского заказчика на услуги, в которых иностранный взаимозависимый исполнитель имеет прямой корпоративный интерес.

Однако подобных чисто налоговых механизмов противодействия выводу денежных средств за рубеж государству, по всей видимости, показалось недостаточно. Налоговые органы все чаще стали передавать материалы налоговых проверок в правоохранительные органы. И хотя привлечение к уголовной ответственности по статьям 198 – 199.4 УК РФ в таких ситуациях уже давно не является чем-то экстраординарным, привлечение к уголовной ответственности по статье 193.1 УК РФ обозначило совершенно новый поворот в практике правоприменения.

Согласно статье 193.1 УК РФ, представление документов, содержащих заведомо недостоверные сведения, для осуществления трансграничных переводов денежных средств является основанием для привлечения к уголовной ответственности. Напомним, что именно на основании данной статьи были возбуждены печально известные дела ООО «Рольф» и ООО «Вятский квас».

И вот, наконец, на этом далеко не самом позитивном фоне 5 марта 2020 года на официальном портале для публичного обсуждения был опубликован законопроект о внесении изменений в статью 104.1 УК РФ, регулирующую применение санкции в виде конфискации имущества.

Предлагаемые поправки пополняют перечень потенциально конфискуемого имущества денежными средствами, перечисляемыми в трансграничных сделках при совершении валютных преступлений. Данная мера, как следует из пояснительной записки, направлена на усиление противодействия выводу российскими резидентами денежных средств за рубеж. Примечательно, что поправки были предложены именно Минфином России, который в ноябре 2019 года выступал за декриминализацию преступлений, предусмотренных статьями 193, 193.1 УК РФ.

Основного эффекта от новых поправок, очевидно, предполагается достичь за счет существенного увеличения санкции: если ранее штраф устанавливался в размере от 200 000 до 1 000 000 рублей, то теперь налогоплательщикам грозит изъятие всей выручки по трансграничным операциям, нередко исчисляемой миллионами евро для международных холдингов.

Представляется, что негативные последствия в виде возбуждения уголовного дела и наложения штрафов в размере денежных средств, перечисленных по подложным документам, вполне могут наступить при несоблюдении налогоплательщиками условий, установленных статьями 54.1 и 252 НК РФ. Иными словами, в случае принятия предлагаемого закона, оспаривание налоговыми органами реальности услуг, приобретенных у иностранных компаний группы, может быть сопряжено не только с налоговыми доначислениями – оно может привести к гораздо более суровым уголовно-правовым последствиям.

На фоне безудержной активности налоговых органов при проверке операций с иностранными компаниями и оценке реальности и экономической обоснованности понесенных затрат, российским налогоплательщикам необходимо тщательно планировать свою защитную позицию на случай возможных претензий со стороны налоговых органов.

Специалисты налоговой практики Dentons имеют обширный опыт консультирования по налоговым аспектам трансграничных внутригрупповых операций, а также сопровождения споров с налоговыми органами по вопросам правомерности учета затрат по внутригрупповым операциям, и готовы оказать практическую помощь в решении данных вопросов.